Платонов а. п. - Человек и тоталитарное государство в повести а. п. платонова котлован

  • Просмотров 82
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 14
    Кб

Платонов а. п. - Человек и тоталитарное государство в повести а. п. платонова котлован Повесть Андрея Платоновича Платонова “Котлован” соединяет в себе социальную притчу, философский гротеск, сатиру, лирику.Писатель не дает никакой надежды, что в далеком будущем на месте котлована вырастет “город-сад”, что хоть что-то поднимется из этой ямы, которую безостановочно роют герои. Котлован расширяется и, согласно Директиве,

расползается по земле - сначала вчетверо, а затем, благодаря административному решению Пашкина, в шесть раз.Строители “общепролетарского дома” строят свое будущее буквально на детских костях.Писатель создал беспощадный гротеск, свидетельствующий о массовом психозе всеобщего послушания, безумной жертвенности и слепоты, овладевшими страной.Главный герой Вощев является выразителем авторской позиции. Среди фантастических

коммунистических руководителей и омертвелой массы он задумался и горько засомневался в человеческой правоте совершающегося вокруг. Задумавшийся “среди общего темпа труда”, Вощев не движется в соответствии с “генеральной линией”, а ищет свою дорогу к истине. Вощев так и не обрел истины. Глядя на умирающую Настю, Вощев думает: “Зачем ему теперь нужен смысл жизни и истина всемирного происхождения, если нет маленького верного

человека, в котором истина была бы радостью и движением?” Платонов хочет выяснить, что же именно могло двигать людьми, продолжавшими рыть яму с таким усердием. Это новое рабство зиждется на ритуалах новой веры: религии котлована в изложении Сталина.“Котлован” - драматическая картина слома времени. Уже на первых страницах повести звучат два слова, которые определяли пафос времени: темп и план. Но рядом с ними возникают в повести

иные ключевые слова, вступающие с первыми в очень непростые взаимоотношения: смысл происходящего и раздумье о всеобщем счастье.“Счастье происходит от материализма, товарищ Вощев, а не от смысла, - говорят Вощеву в завкоме. - Мы тебя отстаивать не можем, ты человек несознательный, а мы не желаем