План урока по творчеству И.Е.Сабуровой — страница 6

  • Просмотров 1266
  • Скачиваний 178
  • Размер файла 19
    Кб

посылают за ним корабли. Черный – сомнение и отрицание – и Красный – грубо разрушающая сила – губят город. Мне кажется, что мы все тоже отправляем в своей жизни корабли счастья – и ждем, что они когда-нибудь вернутся. Тоска по мечте есть в жизни каждого человека». (там же). Эта новелла, пьеса несет в себе глубокий аллегорический смысл и ее анализу может быть посвящено отдельное серьезное исследование. Сам Петр Моисеевич Пильский

берется рецензировать эту пьесу. Разумеется, это тоже вымысел, Пильский выведен в романе под именем Караваева. Он выступает самым крупным и литературным критиком русской Риги. Важен исторический и литературный фоны в этом романе. Это позволяет нам лучше узнать, как жила литературная Рига в 20-30-х годах. Главная героиня романа, безусловно, носит главные черты самой Ирины Сабуровой. В романе она выведена под именем Надежды

Николаевны фон Грот. «От дедушки – шведа глаза и фамилия, от бабушки – татарской княжны – ласкательное имя, колыбельный напев: «Джан, Джанум»…» («Корабли старого города», с.12). В начале романа предстает восемнадцатилетней девушкой, очень талантливой, она прекрасно рисует, пишет стихи и грезит наяву. «Похоже на молниеносно развернутую фильмовую ленту, но на нее снята вторая. Сдвинутый фокус, переплетающиеся контуры, и все

удивительно ясно…» (там же, с.12). В этом фокусе она и видит Старый сказочный город: «Свинцово-черная шляпа на Пороховой башне проткнута крохотными подзорными окошечками, как шпильками. Иногда в них просовываются рожицы гномов. Они смотрят вниз и хихикают в кулачок. Внизу, на двухаршинной трубе притулившегося домика вертится флюгерный кот, скрипит и машет под ветер хвостом» (там же, с.12). Сказочное и реальное слито воедино.

Необыкновенно поэтично описывается старая Рига. Автор называет улицы еще старыми русскими названиями: Известковая улица вместо Калькю и.т.д. Можно даже совершить прогулку по старой Риге глазами Ирины Сабуровой. Навсегда в памяти писательница останется эта Рига, город счастья: «Да, я вернусь. Я знаю, что даже, наверное, башен не будет. Но мой ветер, мое небо, мой бедный берег балтийской земли! Хоть небо останется, и я буду знать, что

вот этим самым кусочком оно смотрело на землю и раньше, и видело и знало….» (там же, с.536). Когда героиня счастлива, то она видит в этом фокусе счастливую, сказочную Ригу. Но фокус настолько хрупок, что его легко потерять. Вот как героиня говорит о войне: «Удар, но удар мимо. Жизнь сдвинута с фокуса, но еще держится боком в обычных рамках, и вспыхивающая тревога, как слабый подземный гул, заглушатся чириканьем птиц. Или воплем