Питирим Александрович Сорокин (1889–1968) — страница 13

  • Просмотров 5271
  • Скачиваний 583
  • Размер файла 28
    Кб

вечно постоянное направление этих изменений. Раскрывая все эти вопросы, мы должны быть крайне осторожны, чтобы не подпасть под обаяние велеречивого красноречия. Проблема очень сложна. И должно приближаться к ней постепенно, шаг за шагом. Изменения верхней части политической стратификации.  Упростим ситуацию: возьмем для начала только верхнюю часть политической пирамиды, состоящую из свободных членов общества. Оставим на

некоторое время без внимания все те слои, которые находятся ниже этого уровня (слуги, рабы, крепостные и т. п.). Одновре­менно не будем рассматривать. Кем? Как? На какой период? По каким причинам? Занимаются различные слои политической пирамиды. Сейчас предметом нашего интереса являются высота и профиль политичес­кого здания, населенного свободными членами общества: существует ли в его изменениях постоянная тенденция к

"выравниванию" (то есть к уменьшению высоты и рельефности пирамиды) или в направлении к "повышению". Общепринятое мнение — в пользу тенденции "выравнивания". Люди склонны считать как само собой разумеющееся, что в истории существует железная тенденция к политическому равенству и к унич­тожению политического "феодализма" и иерархии. Такое суждение типично и для настоящего момента. Как справедливо подметил

Г. Воллас, "политическое кредо массы людей не является результатом размышлений, проверенных опытом, а совокупностью бессознательных или полусознательных предположений, выдвигаемых по привычке. Что ближе к разуму, то ближе к прошлому и как более сильный импульс позволяет быстрее прийти к выводу". Что касается высоты верхней части политической пирамиды, то мои аргументы следующие. У первобытных племен и на ранних ступенях

развития цивилизации политическая стратификация была незначительной и незаметной. Неско­лько лидеров, слой влиятельных старейшин — и, пожалуй, все, что располагалось над слоем всего остального свободного населения. Политическая форма такого социального организма чем-то, только отдален­но, напоминала покатую и низкую пирамиду. Она скорее приближалась к  прямоугольному параллелепипеду с еле выступающим возвышением верху.

С развитием и ростом общественных отношений, в процессе унификации первоначально независимых племен, в процессе естествен­ного демографического роста населения политическая стратификация усиливалась, а число различных рангов скорее увеличивалось, чем уме­ньшалось. Политический конус начинал расти, но никак не выравнивать­ся. То же можно сказать и о самых ранних ступенях развития современных европейских народов, о