П.И.Чайковский - Осенняя песня (Октябрь) (из цикла Времена года)

  • Просмотров 253
  • Скачиваний 11
  • Размер файла 22
    Кб

Воронежский Государственный Педагогический Университет "Осенняя песня" (Октябрь) П.И.Чайковского из цикла "Времена года" Контрольная работа по гармонии студентки Ш курса заочного отделения музыкально- педагогического факультета Воронеж 1998 год Осень! Осыпается весь наш бедный сад Листья пожелтелые по ветру летят А.Толстой П.И.Чайковский - певец красоты. Он умеет увидеть прекрасное в том, к чему мы обычно остаёмся

равнодушны. Его творения помогают нам лучше понять родную природу, увидеть прелесть осени. Ведь даже поздняя осень с хаосом дождей и ветров вдруг дарит дни, полные такой тихой и ясной задумчивости, что кажется: зима не придёт ещё долго. Природа отдыхает от напряжённой весны, когда надо было прогнать зиму и разбудить всё живое, отдыхает от знойного лета, от стремительных и гулких августовских гроз. Прозрачных облаков спокойное

движение, Как дымкой солнечной перенимая свет, То бледным золотом, то мягкой синей тенью Окрашивает даль. Нам тихий свой привет Шлёт осень мирная. Ни резких очертаний, Ни ярких красок нет... А.К.Толстой Вот эту тишину осени, задумчивость природы передал Пётр Ильич Чайковский в своей «Осенней песне». («Октябрь»). Эта пьеса входит в цикл фортепианных миниатюр «Времена года». Немного о создании цикла. Издатель популярного

Петербургского журнала «Нувеллист» Н.М.Бернард обратился к Чайковскому с просьбой написать двенадцать пьес - по числу месяцев в году - специально для ежемесячного опубликования их в этом журнале в течении 1876 года. Чайковский дал своё согласие. Когда пьесы были уже написаны Чайковским и отосланы в журнал, Бернард, стремясь облегчить восприятие музыки, дал ей поэтическое истолкование в виде стихотворных эпиграфов. Композитор не

возражал против эпиграфов и со времени первой публикации они остаются почти неотъемлемой частью цикла. Месяц за месяцем появлялись новые пьесы Чайковского. Музыкальная публика с нетерпением ждала очередного номера. Критика помалкивала, не снисходя до столь невинных «пустячков», а сам композитор чем дальше, тем больше понимал, что рано или поздно его новый фортепианный цикл займёт достойное место в истории русской