Первый казахский ученый просветитель - Чокан Валиханов — страница 5

  • Просмотров 284
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 32
    Кб

киргизскими родоначальниками. Отправляясь в служебную командировку, Чокан рассчитывал осуществить и свои научные планы. Он займется в поездках по Старшему жузу и по кочевьям иссык-кульских киргизов главным образом этнографией и историей, потому что все новейшие путешественники, побывавшие в тех местах, ограничивались предметами физической географии. Глава 4. Путешествие на иссык-куль и в кульджу В начале апреля 1856 года Чокан

отправился почтовой дорогой на Семипалатинск. Все свои впечатления он заносил в дорожный журнал - путевой дневник. В этих первых записях виден приглядчивый, все подмечающий и свободно владеющий пером человек, но еще чувствуется в них ученичество, стремление выказать себя настоящим, классическим путешественником, сведущим в географии, геологии, гидрографии, ботанике, зоологии, этнографии, лингвистике... И можно проследить по

первому, иссык-кульскому дневнику Валиханова, как он стремительно определялся в своей собственной, валихановской манере путевых заметок, как все увереннее уводил на второй план обязательные описания флоры и фауны, чтобы уделить главное внимание человеку, жизни народов Азии, их прошлому и настоящему, их надеждам на будущее. В его дневниках (на русском, втором родном языке Валиханова) выразилась очень ярко личность

путешественника - первого казаха, получившего европейское образование, воспринявшего передовые идеи своего времени. Он был лучше, чем многие другие - далекие от политики - русские и европейские путешественники по Азии, подготовлен для исследования народной жизни, политического устройства азиатских государств, социальных условий. Будучи уроженцем Азии, он свободно чувствовал себя там, куда русские и европейские

путешественники вовсе не получили бы доступа. Знание многих восточных языков и полученное им до корпуса домашнее султанское образование делали для него близким и понятным духовный мир человека Азии. К тому же он был еще и художником. Рядом с чередой строк он пером или карандашом набрасывал рисунок, словно бы небрежный, наспех, однако очень точный. Его зарисовки как бы продолжали записи, а записи уточняли изображения. И всегда

рядом с пейзажем, с портретом, с фигуркой животного у Валиханова вычерчен изученный им маршрут - вычерчен твердой рукой военного топографа: маршрут, план города, река со всеми ее притоками, схема перевалов, торговые пути. Величайшая ценность эти его топографические работы, из них потом сложились карты - теперь уже точные, а не предположительные, какими вынуждена была довольствоваться европейская наука в трудах по землеведению