Первые шаги к открытию сверхпроводимости — страница 2

  • Просмотров 233
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 26
    Кб

вместо колотого льда он применил уличный снег, с температурой окружающей среды. Снег он поместил в стеклянный сосуд, влил немного азотной кислоты и вставил в эту знобительную материю ртутный термометр. Через некоторое время он термометр вынул и “c радостью обнаружил, что он не поврежден, а ртуть неподвижною стояла”. [ 2 ] Чему же радовался Браун? Тому, что термометр не разморозился? Нет, он просто начал подозревать, что в трубке

термометра замерзла ртуть. А это была сенсация! Ни в одном ученом трактате всех времен и народов не сообщалось, что ртуть может быть твердой. Вот что, например, можно прочитать в учебнике того времени для рудознатцев: “Сей минерал по виду ничем не отличается от растопленных металлов, однако они в такую жару застывают, от которой многие вещи загораются, а ртуть и в самый жестокий мороз застынуть не может”. Отметим, что автор

учебника, М.В.Ломоносов, ртуть даже не считает металлом. [ 3 ] Титульный лист распечатки доклада академика И.А.Брауна на публичном собрании Петербургской академии наук Убеждение ученых того времени в этот постулат было настолько велико, что 18 ноября 1734г., когда наблюдатель метеостанции в Томске конный казак Саломатов сообщил о факте замерзания ртути в его барометре академикам Гмелину и Миллеру, то они этому просто не поверили. У

них появилось подозрение, что неопытный казак просто разлил ртуть, ибо “из места не бережно вынимал и тряс, а иначе сего сделаться не может, потому что, хотя и несравненно жесточайше сих морозы были, ртуть не смерзается”. Ученые были настолько уверены в своей правоте, что вместо якобы разлитой выслали казаку еще шесть золотников ртути. Из академиков запомним фамилию Миллер, она нам еще будет встречаться. [ 4 ] II Но вернемся к

петербургским опытам. Итак, – писал позже Браун, – я “был уверен, что ртуть в термометре твердою и неподвижною от стужи стала и, следовательно, замерзла”. Настолько было всё это неожиданно, что он решает немедленно сообщить новость своим коллегам. Наскоро собравшиеся ученые решили, что при проведении повторных опытов необходимо разбить термометр и визуально убедиться в свершившемся факте. Для этой цели в мастерской академии

заказали новую партию термометров. Приступить к экспериментам смогли лишь 25 декабря, “ибо нужного числа термометров скоро было сделать невозможно”. К опытам приступили помимо Брауна академики М.В.Ломоносов, Ф.У.Т.Эпинус, И.Э.Цейгер и аптекарь И.Г.Модель. Каждый из участников, повторяя приемы Брауна, получил из разбитых термометров столбики твердой ртути в виде проволоки, “наподобие серебряной”, и ртутной “пулей” на ее конце.