Перекусихина, Марья Саввишна — страница 3

  • Просмотров 172
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 20
    Кб

Николаевич Самойлов. Вместе с камердинером Зотовым была в числе тех, кто присутствовал при последних минутах Екатерины. Фёдор Ростопчин пишет: «Твердость духа сей почтенной женщины привлекала многократно внимание всех бывших в спальне; занятая единственно Императрицей, она служила ей так, как будто ежеминиутно ожидала ея пробуждения, сама поминутно приносила платки, коими лекаря обтирали текущую изо рта материю, поправляла

ей то руки, то голову, то ноги…». По утру 7-го ноября 1796 г. [накануне смерти], проснувшись, позвонила [императрица] она по обыкновению в 7 часов; вошла Марья Савишна Перекусихина. Императрица утверждала, что давно не проводила так покойно ночь, встала совершенно здоровою и в веселом расположении духа.— «Ныне я умру», сказала императрица.Перекусихина старалась мысль эту изгнать: но Екатерина, указав на часы, прибавила:— Смотри! в

первый раз они остановились.— И, матушка, пошли за часовщиком и часы опять пойдут.— «Ты увидишь», сказала государыня, и, вручив ей 20 тысяч рубл. асс., прибавила: «это тебе»[6]. После смерти Екатерины II указом Павла I было велено «уволить от двора девицу Марию Перекусихину и производить ей по службе пенсию из Кабинета по тысячи по двести рублей в год». Дом № 243 на Английской набережной (бывший банкира Сутерланда) именным указом от

17.12.1796 был пожалован камер-юнгфрау Марии Саввишне Перекусихиной[7]. Затем он пожаловал ей в Рязанской губернии 4517 десятин. Она мирно доживала свой век, окруженная портретами Екатерины и её мебелью. Свербеев пишет о ней в своих воспоминаниях (1818): Как теперь гляжу я на эту милую старушку, скромную, но всегда опрятно одетую, низенькую ростом, худенькую, в белом, как снег, накрахмаленном чепчике, из-под которого виднелись слегка

напудренные волосы, сидящую за своим столом с книжкой или за гран-пасьянсом. Скончалась в возрасте 85 лет, вдали от двора и светского общества, в полной безызвестности. Похоронена на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Надгробие сохранилось[8]. 2. В искусстве Не оставила мемуаров. Со слов Перекусихиной по большей части написана книга П. И. Сумарокова «Досуги Крымского судьи» (Санкт-Петербург, 1819). Отрывок из нее, под

заглавием «Черты Екатерины Великой», помещен в «Русском Архиве» (1870 год). Однажды Екатерина сидела в царскосельском саду на скамейке вместе с любимой камер-юнгферой своей М.С.Перекусихиной. Проходивший мимо петербургский франт, не узнав императрицу, взглянул на нее довольно нахально, не снял шляпы и, насвистывая, продолжал прогулку.— Знаешь ли, — сказала государыня — как мне досадно на этого шалуна? Я в состоянии остановить его