Переход от традиционного романа к модернистскому на примере произведения Германа Гессе "Степной волк" — страница 7

  • Просмотров 3104
  • Скачиваний 163
  • Размер файла 48
    Кб

слож­ность взаимодействия между традиционным и новым в жанре романа, сложность, так обостряющаяся в переходные эпохи. Роман как будто отходит от своей эпической природы. Он отходит также от характерных для него исторически сложив­шихся и, казалось, довольно устойчивых жанровых форм. В XX в. немецкий роман стал выражением тревог и исканий драматической эпохи. Он отразил судьбы страны, бывшей на протяжении жизни одного поколения

инициатором двух мировых войн, пережившей острые классовые бои революционного пятилетия (1918-1923), жестокий экономический кризис, крах Веймарской республики, позор и трагедию двенадцатилетнего фашистского господства. Немецкий модернистский роман отличает полемическая направ­ленность по отношению к традиционным сюжетам и повествовательным формам — ломка традиций (Б. Келлерман «9 ноября»), трансформация тради­ции (Т. Манн, Г.

Гессе), неприятие традиции (ранний немецкий пролетарский роман). Существует и противоположная тенденция — нарочитая стилизация под традиционные формы как заслон от современности. Она явственно проступает в произведениях, окрашенных «эскейпистскими настроениями»[8], в повестях и романах о романтических бродягах или мечтате­лях, предпочитающих природу человеческому обществу (В. Бонзельс «Из записок бродяги», 1925; М. Хаусман

«Лам­пион целует девушек и березки», 1928), в книгах, отмечен­ных идеализацией вневременной простоты и доброты чело­веческих отношений (романы Э. Вихерта), в сентиментально-религиозных романах, какие писала, например, Ина Зайдель, в многочисленных психологических романах на исто­рическую тему. Воинствующий традиционализм псевдореали­стического или псевдоромантического толка демонстрирова­ло реакционно-националистическое

течение «Кровь и почва» (Г. Б. Буссе, Ф. Гризе и др.). Произведения же, отмеченные живым воздействием дра­матической современности, часто как бы вступали в спор с традицией. Но именно в них открывались возможности ее творческого развития и обогащения. An die Stelle überkommener und überschaubarer erzählerischer Mittel wie Bericht, Beschreibung, Schilderung, direkte und indirekte Rede ist so einee so starke Verkomplizierung des Erzählens getreten, daß die lecture moderner Romane zu einem ausgesprochen schwierigen Unternehmen geworden ist. Der häufige

Perspektivenwechsel, die Verschachtelung mehrerer Handlungsebenen und der kühne Umgang mit der eit durch Raffung oder Dehnung stellen hohe Anforderungen an das Verständnis des Lesers[9]. Приметы исторической эволюции жанра проступают пре­жде всего в романах, отражающих проблематику, так или иначе связанную с осмыслением эпохи «смерти мира — рож­дения мира», с попыткой понять сущность тех изменений, которые внесла эта ситуация в соотношение «человек— мир». В 20-х годах, насыщенных классовыми