Палестинская проблема и российские интересы — страница 2

  • Просмотров 251
  • Скачиваний 5
  • Размер файла 35
    Кб

много в пригородах Иерусалима – Вифлееме, Бейт-Джале, Бейт-Сахуре, в Газе, в Наблусе, Рамалле – городах, оказавшихся на линии конфронтации и наиболее часто упоминаемых в новостных сводках. Есть и еще одно обстоятельство: восприятие, пусть и совершенно искаженное, бытующее в российском общественном сознании, событий в Чечне как аналога происходящего в Палестине. Мол, и тут, и там действуют террористы; тут – чеченские, там –

палестинские. При том, что аналогии никакой нет: тут, в России, на части российской же территории – терроризм в чистом, можно сказать, хрестоматийном виде, там – реакция людей, отчаявшихся от безысходности жизни под иностранной оккупацией. Но – факт, что такое восприятие в России существует. В оценках ситуации, которые приходится слышать и в научном сообществе, и читать в газетных и журнальных публикациях, преобладает

пессимистический настрой, подчас они звучат едва ли не апокалиптически. Большинство участников дискуссии не видит перспективы подлинного мирного урегулирования в Палестине, считает проблемы, стоящие перед израильтянами и палестинцами, неразрешимыми. Чаще всего в этом контексте ссылаются на проблему Иерусалима. Приходится слышать мнение, что мирный процесс в «формате Мадрид – Осло» себя исчерпал, столкнувшись с

неготовностью пока и израильтян, и палестинцев к взаимоприемлемому компромиссу. Что касается России, то преобладающим является тезис о слабости ее участия в ближневосточных делах, в том числе, применительно к «мирному процессу», – коспонсорского. Говорят даже о «молчании Москвы», о том де, что Россия на Ближнем Востоке последовательно отступает и не видно, когда, как и если она туда вернется. Вместе с тем признается наличие у

России существенных интересов на Ближнем Востоке, а значит – важность для нас этого региона. Признаются и имеющиеся у России возможности серьезно влиять на положение там, на тамошние события. Обращают внимание попытки по новому взглянуть на отношение России к региону сквозь призму российских интересов. Подчас они звучат непривычно, парадоксально. В дискуссиях употреблялся термин «ось Москва – Иран – Тель-Авив». Недавно он

встретился и в газетной публикации: «Стратегическим партнером России на самом деле является Израиль, элита которого связана глубокими финансовыми и политическими узами с нынешней российской элитой. ...Делая ставку на Москву как на главного союзника, Иран оказывается в зоне влияния оси Москва – Тель-Авив. Декларированный сионистский враг Тегерана получает через посредство Москвы канал влияния на нынешний иранский режим.