П. А. Столыпин (1862-1911) — страница 3

  • Просмотров 4050
  • Скачиваний 245
  • Размер файла 43
    Кб

чересполосные участки. Земельных переделов не было. Семья Столыпиных жила в Ковно или в Колноберже. Владели и другими поместьями — в Нижегородской, Казанской, Пензенской и Саратовской губерниях. Но дети не хотели знать никаких других имений, кроме Колноберже. Раз в год в одиночку Столыпин объезжал свои владения. Как на­стоящий семьянин, он тяготился разлукой с близкими, а потому не задерживался в таких поездках. Самое дальнее

из своих помес­тий, саратовское, он, в конце концов, продал. В Ковенской губернии у Столыпина было еще одно имение, на границе с Германией. Дороги российские всегда были плохи, а потому самый удобный путь в это имение пролегал через Прус­сию. Именно в этих «заграничных» путешествиях Столыпин по­знакомился с хуторами. Возвращаясь, домой, он рассказывал не столько о своем имении, сколько об образцовых немецких ху­торах. Через 10 лет

П.А. Столыпин назначается ковенским губернским предводителем дворянства, а еще через три года – в 1902 году неожиданно для себя – гродненским губернатором. Это назначение – результат политики министра внутренних дел В.К. Плеве, взявшего курс на замещение губернаторских должностей местными землевладельцами, хорошо знавшими жизнь в губернии и твердо охранявшими помещичьи интересы. В Гродно Столы­пин пробыл всего десять

месяцев. В это время во всех губерниях были созданы местные комитеты, призванные позаботиться о нуждах сельскохозяйственной промышленности, и на заседаниях Гродненского комитета Столыпин впервые публично изложил свои взгляды. Они в основном сводились к уничтожению крестьянской чересполосицы и расселению на хутора. При этом Столыпин под­черкивал: «Ставить в зависимость от доброй воли крестьян мо­мент ожидаемой реформы,

рассчитывать, что при подъеме умст­венного развития населения, которое настанет неизвестно когда, жгучие вопросы разрешатся сами собой, — это, значит, отложить на неопределенное время проведение тех мероприятий, без которых не мыслима ни культура, ни подъем доходности земли, ни спокойное владение земельной собственностью». Иными словами, народ темен, пользы своей не разумеет, а потому следует улуч­шать его быт, не спрашивая

его о том мнения. Это убеждение Столыпин пронес через всю свою государственную деятельность. Один из присутствовавших на заседании помещиков, по-сво­ему истолковав это высказывание, стал говорить, что вовсе не нужно давать образование народу: получив его, он «будет стре­миться к государственному перевороту, социальной революции и анархии». Но губернатор не согласился с такой трактовкой: «Бояться грамоты и просвещения,