Отношение к мертвому телу (биоэтика) — страница 4

  • Просмотров 3181
  • Скачиваний 260
  • Размер файла 10
    Кб

существует Закон Российской Федерации «О трансплантации органов и тканей» запрещающий куплю-продажу человеческих органов и тканей, однако постулирующий презумпцию согласия покойного. Законодатель оставляет возможность для трактовки отсутствия волеизъявления в пользу "общего блага" В результате и здесь сегодня имеется широчайший простор для злоупотреблений (часто - достаточно гнусных с точки зрения морали).

Отрицательной стороной, по мнению профессора И. В. Силуяновой, является и то, что принцип презумпции согласия вынуждает врача совершать, по сути, насильственное действие, т. к. действие с человеком или его собственностью без его согласия квалифицируется в этике как «насилие». Итак, несмотря на кажущееся сходство в позициях христианской биоэтики и либерального, естественно-научного подхода в отношении к личности и, как

результат, к мертвому телу – основой неразрешимых споров является разность подходов в отношении к смерти. В христианской традиции смерть понимается как разделение души и тела и как откровение духовного мира. Христианская биоэтика утверждает богоподобие человека и рассматривает его тело как храм Бога. "Христианство культивирует отношение к смерти не как к окончательной стадии бытия, а как к переходу к высшему смыслу,

соединению с Богом." (Кетова Т.Н.). Однако, отношение к смерти в западно-европейской культуре прошло длительный путь эволюции — от понимания смерти как естественного продолжения жизни души в ранних культурах, до противопоставления жизни и смерти, вытеснению смерти из спектра ценностей в светской жизни. Это восходит к ставшему основой для современной научной мысли картезианскому восприятию тела как механизма (Р.Декарт,

"О методе"). Такое отстраненное отношение к смерти не может не сказаться на отношении к мертвому телу в современной культуре. 5.Общество и проблема Яркую иллюстрацию противоречий возникающих в обществе по этому поводу можно наблюдать изучая отзывы печати об относительно недавно прошедших выставках "BodyWorlds" профессора медицины Гютера Хагенса, на которых для широкой публики были представлены зафиксированные

(мумифицированные) специальным образом препараты органов человека и целых человеческих тел. Отличие этой выставки от музейной экспозиции в том, что, несмотря на декларируемую Хагенсом научную и просветительскую направленность, демонстрация, очевидно, была ориентирована в сторону искусства или, скорее, перфоманса (performance) , инсталляции, в современном постмодернистском понимании. Общественность давала эпитеты самому Хагенсу и