От кризиса к стабилизации. Дальнейшая судьба реформ в России — страница 4

  • Просмотров 1662
  • Скачиваний 170
  • Размер файла 20
    Кб

реформаторства прошелся не только по экономике, но и по всему государственному устройству, по каждой нации и по каждой семье. В дальнейшем возможности для осуществления реформаторских изменений общества у каждого последующего лидера все больше сужались. После нескольких «операций» по привлечению иностранной помощи и последующем ее присвоении (экспроприация иностранной собственности после революции, разрыв концессионных

договоров в тридцатых годах, невыплата долгов по ленд-лизу) действие этого фактора надолго прекратилось.. Хрущевская «оттепель» подорвала репрессивный фактор реформаторства, а данное ему в этот период название «волюнтаризм», пожалуй, наиболее точно отражает сущность феномена реформаторства «сверху». Пожалуй, единственная со времен нэпа попытка придать реформаторству экономическое обоснование и мотивацию, совпавшая,

по-видимому, с готовностью общества к реформам, была предпринята в середине 60-х годов. Начиная с середины 70-х годов реформы были свернуты и началось нарастание неустойчивости экономики за счет сверхэксплуатации природных ресурсов (нефть, газ, золото). Что касается реформаторства политической системы и государственного строя в этот период, то оно носило декоративный характер. Настоящие реформы отторгались статичной системой, а

для насильственного реформаторства уже не было необходимого потенциала. Последняя попытка повышения эффективности социалистической экономики в традиционном русле насильственного реформаторства «сверху» просматривалась в действиях Ю. Андропова. На этапе перестройки был окончательно разрушен механизм реформаторства по сталинскому образцу. Политика гласности и демократизации открыла людям глаза на существующую систему

сверхэксплуатации рабочей силы. Реформирование партии в погоне за популярностью ослабило влияние КПСС в обществе как основного проводника экономической реформаторской политики. После того как был упущен благоприятный момент готовности общества для реформ (1986—1989 годы), наступил период сокращения добычи истощающихся природных ресурсов. Была разбазарена и вновь появившаяся западная помощь. В сложившихся после распада СССР

условиях проведение реформаторской политики по традиционному сценарию «сверху» окончательно стало бесперспективным вследствие отсутствия обеспечивавших ее факторов. Это наглядно показал опыт российских реформ 1992—1995 годов. Нет смысла приводить многочисленные примеры, иллюстрирующие социально-экономическую ситуацию, которая наступила в России после пореформенного четырехлетия. Суммарный спад промышленного