От гена до гения — страница 10

  • Просмотров 416
  • Скачиваний 13
  • Размер файла 37
    Кб

бактерии, на цветах трансгенных растений погибают пчелы и бабочки. Причины, поясняет Гаряев, в том, что внедряемый ген сам является элементом контекста и провоцирует новые смыслы или бессмыслицы в ДНК-текстах. Это может порождать новые гены, кодирующие белки с неизвестными и, может быть, патогенными функциями. То есть, по лингвистическому принципу омонимии, если контекст получился удачный, то девушка с косой, а неудачно – так и

до старушки с косой рукой подать. Все эти врезки чужеродных генов пока происходят вслепую, в этом и опасность. Гаряев, что скрывать, не ждет чудес и в таком деле, как клонирование. Овечка Долли быстро умерла, очень быстро состарились и другие клоны. Экспериментаторам оказалось не по силам разрешить проблему биологического времени. Гаряев высказывает предположение, что биологическое время обладает таким свойством, как

фрактальность – оно может сжиматься и растягиваться. Для наглядности он приводит пример людей, пребывавших в летаргическом сне. В спящем состоянии, которое иногда длится 30–40 лет, они не стареют, но стоит проснуться, как за несколько дней достигают своего возраста. В ту же проблему упирается и тайна прогерии – редкой болезни, при которой 10-летний ребенок может умереть от старости. Гаряев уверен, что генетический аппарат

выполняет и функцию оператора времени. Каждый ген, по его мнению, – это сегодня черный ящик, расшифровка которого способна дать ответы на самые невероятные вопросы. Разрешите войти? Когда я писала эти строки, невольно вспомнила, как одна моя коллега, вернувшись из Индии, делилась впечатлениями от пребывания в этой далекой восточной стране. Она рассказывала, что в Индии, при всем добросердечии и гостеприимстве индийцев,

считается нормой спрашивать разрешения, если ты намерен, так или иначе, вторгнуться в жизнь других людей. Там, например, считается неприличным войти в храм, не испросив разрешения служителей. Многим европейцам это кажется непонятным, но, как заметила моя коллега, если вдуматься, эта восточная традиция очень правильна по существу. Она учит уважать того, в чей дом ты намерен войти. Петр Петрович Гаряев в Индии не был, но говорил о

том же. Имея за плечами многолетний опыт научной работы, он не сразу понял, с какой деликатной сферой ему приходится иметь дело. Он и его коллеги ставили целые серии интереснейших научных экспериментов (в этой статье я коснулась лишь малой их части), получали неожиданнейшие результаты и на приливе вдохновения задались такими вопросами, ответы на которые могли превзойти, без преувеличения, самые смелые ожидания. Они решили, ни