Островский а. н. - темное царство в пьесе а. островского гроза

  • Просмотров 101
  • Скачиваний 3
  • Размер файла 15
    Кб

Островский а. н. - темное царство в пьесе а. островского гроза     Известно, что крайности отражаются крайностями, и что самый сильный протест не бывает тот, который подымается наконец из грязи самых слабых и терпеливых. Н. А. Добролюбов    Пьесы Островского не были выдуманы. Эти произведения были рождены самой жизнью, а автор лишь привел их и облик в форму печатного слова.    Каким же было это время,

порождавшее столь чудовищные события? Вспомним историю.    Конец пятидесятых годов прошлого века - переломный момент в судьбе России. Еще живо крепостное право, но это уже агония. Уже зародились разночинцы; уже проник на Русь гуманизм. Но уже набрали силу “новые люди старого времени” - купцы старой закалки. Уже власть в руках этих купцов, но ветер грядущих перемен грозит вырвать эту власть из грязных рук. И дует этот

ветер не со сторон эксплуатируемых. Этот ветер рожден в самом логове купечества. Этот ветер - идеалы их детей.    Как же проявляется это время, эта борьба старого и нового, борьба отцов и детей в драме Островского “Гроза”?    Уже с первых строк перед нами начинают раскрываться характеры героев и их взаимоотношения. И далеко не случайно первым человеком, проявляющим хоть сколько-то свою натуру в пьесе, является

механик-самоучка и поэт Кулигин. В лицах о нем сказсшо: “отыскивающий перпетуум мобиле, за который англичане миллион дают”. Но миллион тот нужен Кули-гину не для собственного блага, а чтоб “работу мещан ству дать”. Кулигин - это как бы нравственный эталон, с которым невольно сравниваешь всех остальных героев драмы.    И тут же, в самом начале, появляется и Дикой - “ругатель”, “которого поискать надо”, который, “как с

цепи сорвался” и “ни за что человека оборвет”. Этот тип ругает всех и вся (кого не боится, разумеется) он находится со своими домашними в постоянном состоянии войны, а его жена по утрам слезно умоляет окружающих: “Батюшки, не рассердите! Голубчик, не рассердите!” Да как его не рассердить? Он ведь просто не желает платить кому бы то ни было, за что бы то ни было, хотя сам сознает всю нелепость подобного действия.    Мало