Островский а. н. - Без идеала нет твердого направления а нет направления нет жизни — страница 2

  • Просмотров 151
  • Скачиваний 4
  • Размер файла 16
    Кб

должен бояться. Не то страшно, что убьет тебя, а то, что смерть вдруг застанет, какая ты есть, со всеми твоими грехами..." Один лишь механик-самоучка Кулигин не боялся грозы, видел в ней зрелище величественное и красивое, но вовсе не опасное для человека, который легко может унять ее разрушительную силу с помощью простейшего шеста-громоотвода. Обращаясь к толпе, объятой суеверным ужасом, Кулигин говорит: "Ну чего вы боитесь,

скажите на милость? Каждая теперь травка, каждый цветок радуется, а мы прячемся, боимся, точно напасти какой!.. У вас все гроза!.. Изо всего-то вы себе пугал наделали. Эх, народ... Я вот не боюсь".    Если в природе гроза уже началась, то в жизни по дальнейшим событиям видно ее приближение. Обыденность подтачивает разум, здравый смысл Кулигина; высказывает свой протест Катерина, хотя и бессознательны ее действия, но она не

способна перешагнуть через консерватизм предков и сама решает свою судьбу; она бросается в Волгу. Во всем этом заключается главное значение реалистического символа, символа грозы. Однако он не однозначен. В любви Катерины к Борису есть что-то стихийное, природное, как и в грозе. Тем не менее в отличие от грозы любовь приносит радость, но у Катерины это не так, хотя бы потому, что она замужняя женщина. Но Катерина не боится этой

любви, как не боится грозы Кулигин. Она говорит Борису: "... Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда?" Гроза скрыта в самом характере героини, она сама говорит, что еще в детстве, кем-то обиженная, убежала из дома и уплыла одна в лодке по Волге.    Пьеса была воспринята современниками как острое обличение существующих в стране порядков. Добролюбов так говорил о драме Островского: "Пьеса Троза"

есть, без сомнения, самое решительное произведение Островского... В "Грозе" есть что-то освежающее и ободряющее. Это "что-то" и есть, по нашему мнению, фон пьесы, указанный нами и обнаруживающий шаткость и близкийжонец самодурства..."    В это верил и сам драматург, и его современники.    Преодолевая оскорбительную брань реакционной критики, притеснения царской цензуры, недоброжелательное отношение

дирекции императорских театров, Островский с самых первых пьес и до конца своего творческого пути был демократическим драматургом-новатором, отстаивавшим теоретически и практически принципы критического реализма.    По его мнению, "реализм... есть не более не менее, как настоящее творчество, связанное с широкими обобщениями, с глубокой типизацией. Писатель, отображая действительность, утверждает положительные