Особенности формообразования и музыкального языка в хоровых сценах оперы Псковитянка Н.А. Римского-Корсакова — страница 10

  • Просмотров 687
  • Скачиваний 13
  • Размер файла 49
    Кб

найденном Римским-Корсаковым (отразившемся позднее в ”Садко”, ”Сказании о невидимом граде … ”) - введение в момент смысловой кульминации хорового пения a cappella. В данном случае – песни вольницы, хорового дружинного гимна. Картина веча представляет собой грандиозную хоровую сцену, в которую органично введены три хоровые эпизода: речь новгородского гонца, речь князя Токмакова и обращение к народу Михайло Тучи. Народ

охарактеризован здесь двумя темами, неоднократно повторяющимися. Первая из них воплощает чувство гнева, возмущения: ”Аль стены развалились, заржавели замки?”. Вторая связана с беспокойством, волнением, недобрыми предчувствиями: ”За Псков наш родимый, за вече, за старину!”. Драматический накал музыки обусловлен и напряженно-взрывчатым характером самого музыкального материала. В оркестровом мотиве набата (с него начинается

сцена) и в ”голосе веча” (”Быть сходке, быть!”) очень экспрессивны гармонии и ”клокочущие”, как бы полыхающие огнём оркестровые звучности. Энергия упорных ямбических ритмов и расходящихся мелодических линий, ладовая острота отличают бунтарскую тему ”Аль стены развалились… ”. Мощный натиск скандированных диссонирующих аккордов – богатырские фразы ”За Псков наш родимый, за вече наше, за старину”. Яркой контрастности

достигает композитор в интонационной обрисовке Токмакова и Тучи. Нарочито спокойно и несколько вкрадчиво обращение к вечу посадника, который советует псковича не вступать в борьбу с царём (”Так вы тот час за шестопёр и бердыш”), а встретить его хлебом-солью. Словам Токмакова противопоставлена пламенная речь Тучи. Ярко героичен и как бы выкован из звукового ”металла” речитатив Тучи ”Позвольте, мужи - псковичи”. В данной теме

можно ощутить родство с первой темой народа. Трудно сказать, сознательно или интуитивно придал композитор черты сходства этим темам, но оно бесспорно указывает на близость Тучи псковскому народу. Заканчивается сцена хором-песней ”Государи псковичи”, с которой уходят из стен города молодые псковичи (тема этой песни заимствована из народной песни ”Как под лесом” из сборника Балакирева № 30 ) . Яркой чертой хора-песни вольницы

служит резкий удалой выкрик ”Гой”, контрастно сочетающийся с протяжной, несколько заунывной мелодией напева. Псковское вече своим драматизмом, бунтарским духом, новизною драматургического решения перекликается с оперным творчеством Мусоргского, более всего со сценой ”Под Кромами” (сцена веча, впрочем, была написана несколько раньше, уже летом 1870 года). Не случайно эта замечательная народная сцена вызвала восторженную