Особенности электорального поведения в России — страница 6

  • Просмотров 3293
  • Скачиваний 174
  • Размер файла 35
    Кб

ока­зывается лишь проявлением более фундаментальной и всеобъемлющей вертикаль­ной, иерархической вариации по основанию "город — село". (Анализ причин, по которым сельское население России — и Болгарии — более склонно поддерживать левые силы, наследующие правившим при старом порядке партиям, в то время как в Венгрии оно выступает базой правых, клерикально-националистических группировок, выходит за рамки настоящей

работы. В данном случае важен сам факт суще­ствования такого рода связей.) Еще более серьезные трудности возникают с применением к восточноевропей­ским реалиям "социально-психологического подхода" в версии "партийной иденти­фикации". Это и понятно: при коммунистическом режиме состязательных полити­ческих партий, которые могли бы послужить объектами притяжения избирателей, просто не было. Правда, в некоторых

странах были восстановлены партии, действо­вавшие до прихода коммунистов к власти, и иногда базы их поддержки обнаружива­ют связь с прошлым. Однако нище в посткоммунистическом мире — кроме, пожалуй. Румынии — такие партии не стали существенным фактором электораль­ной политики. В большинстве восточноевропейских стран не приходится говорить и о значимой связи между фактом членства в коммунистической партии до начала

демократизации и голосованием за наследующую ей партию на свободных выборах. Что же касается новообразованных партий, то их организационная нестабильность, равно как и отмеченная во многих исследованиях крайняя неустойчивость избира­тельских предпочтения, делают саму мысль о применении к ним понятия "партий­ной идентификации" довольно парадоксальной. Означает ли это, что "социально-психологический подход"

вообще не имеет перспектив в Восточной Европе? В версии "партийной идентификации", разумеется, не имеет: нужно подождать несколько десятилетий. Однако вполне возможно, что у восточноевропейцев вырабатывается психологическая приверженность не к партиям как таковым, а к более широким, не охваченным партийными организационными рамками политическим тенденциям. При таком допущении картина меняется. В России, во всяком

случае, отмечена весьма высокая стабильность голосований за "правящих демократов" и "оппозиционных коммунистов" от выборов к выборам. Динамика имеет место, но она не очень значительна. Подобная идентификация не является, разумеется, "партийной", но можно пред­положить, что с содержательной точки зрения речь идет о сходном феномене — о голосовании, обусловленном эмоциональной потребностью выразить солидарность