Основные теоретические аспекты Д. Юма — страница 10

  • Просмотров 2783
  • Скачиваний 221
  • Размер файла 18
    Кб

замечательными является воля; и хотя она, собственно говоря, не входит в число аффектов, но так как полное понимание её природы и свойств необходимо для её объяснения, то мы сделаем её здесь предметом исследования. Прошу заметить, что под волей я разумею не что иное, как то внутреннее впечатление, которое мы переживаем и сознаем, когда сознательно даём начало какому-нибудь новому движению нашего тела или иной перцепции нашего

духа. Впечатление это, так же как и предыдущие – гордость и униженность, любовь и ненависть невозможно определить». Вполне очевидно, что такая двусмысленная позиция (воля является аффектом и одновременно не является им) немедленно отразилось на концепции свободы, к отрицанию которой в конце концов пришел Юм. Для него «свобода выбора» синоним не-необходимости, иными словами, случайность. То, что обычно называется «свободой», по

Юму, может быть всего лишь простой спонтанностью, или отсутствием принуждения извне. Выполняя свои действия, мы детерминированы как внутренними, так и внешними побудительными причинами: мы детерминированы всегда. Но самым характерным моментом этической философии Юма является тезис, согласно которому «разум никогда не может противостоять страсти в управлении волей». Это означает признание победы игры страстей, а

следовательно отрицание практического разума, ибо разум не может управлять волей и детерминировать её . По этому вопросу исчерпывающие разъяснения приводятся в следующей цитате: «Так как разум сам по себе никогда не может вызвать какого-либо поступка или же дать начало хотению, то я заключаю отсюда, что эта наша способность столь же бессильна препятствовать хотению или же оспаривать господство какого-нибудь аффекта,

какой-нибудь эмоции. Указанное следствие является необходимым. Разум мог ба оказать это последние действие, т.е. воспрепятствовать хотению, только сообщив нам импульс в направлении противоположном нашему аффекту; но такой импульс был бы в состоянии вызвать хотение и действуя сам по себе. Ничто не может оказать противодействия импульсу аффекта или же ослабить его, кроме противоположного импульса. Если же такой противоположный

импульс всегда проистекает от разума, то эта последняя способность должна оказывать изначальное влияние на волю и быть в силах как вызвать любой акт воли, так и воспрепятствовать ему. Но если разум не имеет такого изначального влияния, то он не может ни на минуту удерживать наш дух в нерешительности. Таким образом, оказывается, что принцип, противодействующий нашему аффекту, не может быть разумом и его лишь не правильно называют