Осип Эмилевич Мандельштам — страница 2

  • Просмотров 2437
  • Скачиваний 224
  • Размер файла 25
    Кб

императорского штандарта: Только там, где твердь светла, Чёрно-жёлтый лоскут злится, Словно в воздухе струится Желчь двуглавого орла. “Дворцовая площадь”(1915 год). Писать стихи он начал ещё в Тенишевском училище, одном из самых лучших и либеральнейших частных учебных заведений тогдашней России, в котором культивировались возвышенные идеалы политической свободы и гражданского долга. Мандельштам не мог не заразиться

политическим радикализмом. Его самые ранние стихотворения были откликом на подавление первой русской революции, а общая атмосфера, царившая в училище в период русско-японской войны и развернувшейся вслед за ней общественно-политической борьбы, явственно отразилась в стихотворении, написанном четверть века спустя. Центральный образ этого произведения – поленница, “дровяная гора”, главный ориентир тенишевского школьного

дворика, убежище одинокого маленького шахматного гения из романа Набокова “Защита Лужина”(1930 год), а во времена Мандельштама – трибуна для политических сходок школьников: Когда в далёкую Корею Катился русский золотой, Я убегал в оранжерею, Держа ириску за щекой. Была пора смешливой бульбы И щитовидной железы, Была пора Тараса Бульбы И наступающей грозы. Самоуправство, своевольство, Поход троянского коня, А над поленницей

посольство Эфира, солнца и огня. Был от поленьев воздух жирен, Как гусеница на дворе, И “Петропавловску” – цусиме “Ура” на дровяной горе… К царевичу младому Хлору – И, Господи, благослови! Как мы в высоких голенищах За хлороформом в гору шли. 15 мая 1907 года он получает свидетельство об окончании училища; в сентябре того же года в Финляндии пытается вступить в боевую организацию эсеров, но не принят по малолетству. Его родители,

справедливо рассудив, отправили его “от греха подальше” – в Париж, где молодой историк Михаил Карпович(впоследствии профессор Гарвардского университета) видел его на митинге эсеров восторженно слушавшим прославленного террориста и писателя Бориса Савинкова. Именно в Париже Мандельштама настигает острый и продолжительный(фактически первый по своей длительности и плодотворности) приступ стихотворной горячки, исцелившей

его от юношеской жажды славы на поприще революционной жертвенности. В Париже Мандельштам жил в Латинском квартале(12,rue de La Sorbonne), изредка посещая некоторые лекции в университете, совершенствуясь во французском языке, с увлечением читая французских поэтов и тоскуя скорее по Финляндии, нежели по России. Здесь он познакомился с Гумилёвым , который, был на 5 лет его старше и уже выпустил сборник оригинальных стихов “Путь