O соотношении мифа и ритуала в свете народной веры — страница 3

  • Просмотров 1585
  • Скачиваний 78
  • Размер файла 17
    Кб

«пейзажные» описания этого локуса, описания праздника, или рассказы о том, для чего туда ходили, т.е. о лечебных практиках. «Божий след» (камень-следовик) является для местных жителей, в общем, деталью ландшафта, придающей этому ландшафту особый смысл. Вероятно, функцию «мифа», подтверждающего в глазах носителей традиционной культуры святость почитаемого места, выполняют рассказы о его осквернении с последующим наказанием

святотатцев. Однако с точки зрения Церкви в лице ее представителей — священнослужителей и «профессиональных верующих» — каждый конкретный случай почитания тех или иных объектов должен быть соотнесен с каким-то сюжетом Священной истории. «Облагораживание» церковью традиционной религиозной практики почитания деревенских святынь может происходить также и на других уровнях. Так, интерпретируя календарную приуроченность

паломничества к Пещорке, приходской священник связывает 6-ю пятницу с Вознесением, а камень-следовик у Пещорки — с камнем со следом Христа в Иерусалиме. Другой ход — организация здесь служб во все богородичные праздники: раз здесь явилась Богородица, значит логично приходить сюда для молитвы не только в 6-ю пятницу, но и в праздник иконы Казанской Божьей Матери, в Успенье и т.п. Наконец, для подтверждения того, что чудо явления

Богородицы в Пещорке у деревни Т. действительно произошло, священник конструирует предание, искренне веря, что он лишь собрал и упорядочил рассказы, бытующие в народе. Получившийся текст, имеющий весьма отдаленное сходство с традиционными нарративами как по структуре, так и по содержанию, будет распространяться через проповеди, церковную и местную печать, и есть все основания предполагать, что через некоторое время именно

этот вариант легенды о явлении Богородицы у деревни Т. будет наиболее полным и самым распространенным, во всяком случае, среди активных прихожан и жителей ближайших к Пещорке деревень. Пока же адептами нововведений остаются в основном чужаки: знакомые священника, приезжающие из Петербурга, местная интеллигенция, недавно переехавшие мигранты из других регионов. Любопытно, что заботу о святыне взяла на себя женщина, недавно

переехавшая в Т. с Украины, так что в настоящее время контроль за почитанием святыни осуществляется почти исключительно чужими, противопоставленными местному населению не только по сроку проживания в этой местности, но и по религиозной и — шире — культурной традиции, носителями которой они являются.