О чем молчат красоты мира

  • Просмотров 216
  • Скачиваний 11
  • Размер файла 25
    Кб

О чем молчат красоты мира Хоменков А. С. Мы уже касались в предыдущих материалах вопросов эстетических феноменов живой природы. Какой же из двух рассмотренных точек зрения на мироздание – монистической или дуалистической – соответствуют им? Дарвинизм можно считать закономерной реализацией в сфере биологической мысли крайней формы монистического мировоззрения — материализма, в котором отсутствует обычная для пантеизма

"спиритуалистическая глубина" и все сущее сводится к материальному началу – к "игре атомов" в понимании материалистов прошлых веков, или же к разнообразию проявления физических полей и энергий, как об этом пишут сейчас. Ничего "таинственно-духовного" в материалистических представлениях нет, как их нет и в дарвинизме, в котором все движущие силы эволюции "лежат на поверхности", и сводятся к изменчивости,

наследственности и борьбе за существование. Однако такими поверхностными категориями объяснить факт существования в нашем мире сотен тысяч видов животных и растений, в настоящее время представляется уже абсолютно возможным. Член Нью-Йоркской Академии наук И.Л. Коэн, подвел итог о современном отношении науки к учению Дарвина в следующих словах: —"Дарвин был не прав... Теория эволюции, возможно, самая страшная ошибка,

совершенная в науке" (цит. по: Тейлор, 1994, с. 48) . И в своем мнении Коэн далеко не одинок, его в настоящее время разделяют все больше и больше исследователей, отказывающихся от эволюционной гипотезы в ее дарвиновской трактовке. "Сегодня, 128 лет спустя после того, как она была впервые опубликована, – писал в конце восьмидесятых годов профессор Вольфганг Смит , – дарвиновская теория эволюции подвергается нападкам, как никогда

раньше" (цит. по: Тейлор, 1994, с. 119 – 120). Впрочем, эту ситуацию можно было бы предвидеть уже несколько десятилетий назад, когда абсурдность материалистического мировоззрения все более и более становилась ясна физикам. "Время материализма прошло — писал один из них, нобелевский лауреат Макс Борн. — Мы убеждены в том, — продолжает этот ученый, — что физико-химический аспект ни в коей мере не достаточен для изображения фактов