Норманнская теория происхождения русской государственности ее апологеты и критики — страница 6

  • Просмотров 8767
  • Скачиваний 324
  • Размер файла 26
    Кб

Елизавета поступала так же). А потому наши заклятые друзья, уверенные в своем предначертании диктовать миру правила поведения, всячески приветствуют наше «европейничайнье» (Н.Я.Данилевский), осуждая попытки идти своим путем. Следовательно, и те наши ученые, что считали Европу (сейчас ее место заняла Америка) передовой силой цивилизации, невольно начинали искать ее связей со стариной русской, чтобы вывести преемственность

политики. Сторонники же собственного исторического пути России, наоборот, изыскивали доказательства того, что и «во времена оные» мы были ничуть не глупее кичливого и инфантильного Запада. Взять удачные находки соседних держав никогда не стыдно, но незачем при этом биться головой об пол: «…одна забота у нас – развеять нашу темноту и глупость, поучиться у вас, наши милостивцы»[4]. Смею надеяться, что подобных взглядов

придерживались Ломоносов, Татищев, Надеждин, Иловайский и другие непримиримые противники норманнской теории происхождения государства Российского. В которой их силами найдено огромное количество нестыковок и изъянов, делающих саму постановку вопроса о происхождении наших государственных институтов, по меньшей мере, некорректной. На рассмотрении вышеназванных недостатков скандинавской версии мы и остановимся в следующей

главе, благо пункты, по которым будет проходить эта работа, уже намечены ранее (признаемся честно, не без помощи исторических сочинений г-на Иловайского). 2. Противоречия норманнской теории Итак, опора сторонников скандинавской версии – упоминание о призвании князей-варягов, в правдивости которого норманисты не сомневались: «…они не сказывали всего, что бывает любопытно для потомства; но, к счастию, не вымышляли, и

достовернейшие из летописцев иноземных согласны с ними.»,[5] нами рассмотрена в предыдущей главе, и ее недостатки указаны. Попытаемся же выяснить, насколько оправданными выглядят другие аргументы, коих придерживались наши идейные противники. Известно, как сильно норманисты упирали на днепровские пороги, упоминаемые Константином Багрянородным, приводящим их названия в двух видах: русском - Ульворси, Галандри, Айфар, Варуфорос,

Леанти и Струвун; и славянском – Островунипраг, Неясыть, Вулнипраг, Веруци, Напрези. Кроме того, один из порогов именовался – Есупи, в обоих вариантах. Немало сил потрачено представителями скандинавской школы, чтобы русские (предполагаемые скандинавские) названия объяснить при помощи северогерманских языков и наречий, а при недостаче таковых в ход шли и другие, вплоть до кельтских. В частности Ульворси транскрипировалось в