Нестор Иванович Махно - вождь крестьянской войны — страница 8

  • Просмотров 3685
  • Скачиваний 221
  • Размер файла 228
    Кб

вагонов хлеба голодающим рабочим Москвы и Петрограда. Махновская делегация, которая доставила этот хлеб, была горячо встречена в Московском Совете. Весной 1919 года «Правда» писала о Махно как о “любимце крестьян-повстанцев, находчивом и смелом командире”[8]. За победы, одержанные над деникинцами, он был награжден орденом Красного Знамени, Махно согласился войти со своими полками в Красную Армию для совместной борьбы с

Деникиным. Он стал командиром 3-й бригады Заднепровской дивизии, которой командовал П.Б. Дыбенко. Повстанческая бригада сохраняла при себе черные знамена и прежний внутренний распорядок и, хотя и принимала комиссаров, подчинялась высшему командованию лишь в оперативном отношении. С деникинского фронта ее обязывались никуда не уводить. Первую же боевую задачу — освободить железную дорогу до Бердянска от петлюровцев и

деникинцев — дивизия успешно выполнила. Бригада повстанцев, по оценке командующего фронтом В.А. Антонова-Овсеенко, действовала блестяще. Однако не сам Махно, ни его привыкшие к вольности полки не могли примириться с войсковой дисциплиной. Нетерпимый к махновской вольнице Троцкий объявил 8 мая 1919 года Махно вне закона. После Октября революционное украинское движение развертывалось медленнее, чем в великорусских губерниях, и

причиной тому была не только иностранная оккупация и националистическая контрреволюция. Крестьянство на Украине тогда мало знал о Коммунистической партии, влияние которой ограничивалось преимущественно пределами городов, — в деревнях же сохранялся дух вольницы, унаследованный от времен Запорожской сечи. Поэтому крестьянское — движение проявлялось часто в самостоятельных, порою стихийных формах. Махновское движение,

внешне представляющее метания между реакцией и революцией, по сути, было попыткой найти свой, крестьянский курс в бурях гражданской войны, когда на Украине шло боевое противоборство нескольких враждебных друг другу сил — гетмана, которого поддерживали немецко-авст-рийские оккупанты, петлюровских националистов, деникинской контрреволюции, кулацких атаманов типа Григорьева и, наконец, противостоявшей им всем Красной Армии. В

этих сложных условиях гуляйпольские крестьяне под руководством Махно заняли совершенно независимую позицию, отстаивая чисто крестьянские интересы и чаяния, которые во многом совпадали с идеалами анархо-коммунизма. Махновцы, памятуя о большевистском Декрете «О земле», считали себя большевиками, но они категорически отвергали власть коммунистов, которая принесла им продразверстку. Политика продразверстки вообще не могла