Несостоятельность мнения о насильственной христианизации Руси в домонгольский период в контексте проблемы двоеверия — страница 9

  • Просмотров 6178
  • Скачиваний 574
  • Размер файла 165
    Кб

общественно-государственной системе, являются уставы киевских великих князей Владимира (приблизительно с 986 по 1015) и Ярослава (с 1019 по 1054). Части этих уставов касающиеся церковных судов, действительно содержат в себе названия таких преступлений как, «…ведовьство, потвори, чяродеание, волхъвование, зеленничьство,.. ,и зелий, и еретичьством…»[15] в Церковном уставе кн. Владимира, и в церковном уставе кн. Ярослава находим

следующее «…Аще жена будет чародейца, наузница, или волхва, или зелейница, муж доличив, казнить ю, а не лишиться»[16]. Сразу необходимо объяснить тот факт, что все перечисленные преступления передавались исключительно в ведомство Православной Церкви «А что ся дееть в монастырскых делех, в церковных, в самих монастырех да не вступается князь, ни волостель»[17].  Юрисдикция же церковного суда распространялась и по

сей день распространяется исключительно на людей, входящих в Церковь. Над людьми, к церкви не имеющих отношения, этот суд не властен «А се сут церковный людие: игумен, поп, дякон и кто во клиросе, чернец, черница, попада, попович, лечец, прощеник, задушьный человек, манастыреве, больници, гостинници, страноприемници. То люд церковный, богадельный, митрополит или епископь, ведает межи ними суд или обида котора, задницал. Аже будет

обида иному человеку с ним то обчий суд»[18]. Церковь не властна над теми, кто не входит в нее «Суд Церкви простирается на всех ее членов, как совершенных, т. е. крещенных, так и оглашенных, которые могут быть подвергнуты за свои грехи мерам церковного взыскания (I всел. 14; Неок. 5); но Церковь не судит внешних, т. е. чуждых ей лиц…»[19]. Например Церковное правило митрополита Иоанна к Иакову черноризцу в п. 5 гласит «Иж не

причащаются крайцех  во Рустей земли, якоже сии  рекль, и во великое говение мяс ядят и скверное, подобает всяким образом направляя ти и возбраняти  ту злобу, наказанием и учением возвращати на правоверное учение, и погружанием (небрежением) яко не христиане сущу, да тем страхом остануться тоа злобы и на веру благообразную приложатся. Пребывающе ж тако и не преложащус не даяти  им святаго Причастиа, но яко всякого

иноплеменника, воистину вере нашей противника, поставити и во свою волю ходити»[20]. То есть не желающему попасть под юрисдикцию церковного суда, достаточно было просто перестать участвовать в жизни церкви, т. е. посещать богослужения, участвовать в таинствах и не называть себя христианином. К тому же Православная церковь ни когда не имела юридического права приговаривать к смертной казни, и тем более приводить приговор в