Несостоятельность мнения о насильственной христианизации Руси в домонгольский период в контексте проблемы двоеверия — страница 6

  • Просмотров 6398
  • Скачиваний 575
  • Размер файла 165
    Кб

новгородцев против крещения.[8] С другой стороны, некоторые источниковеды высказывали решительные сомнения в подлинности источника вообще, предлагая видеть в нем полностью или частично творчество самого В. Н. Татищева.[9] Большинство исследователей, впрочем, признали подлинность сохранившегося текста Иоакимовской, идентифи цируя ее как новгородский памятник конца XVII в.[10] Еще Н. М. Карамзин считал, что вся история крещения

новгородцев -лишь развернутый домысел вокруг присловья туманного происхождения. Даже признавая наличие в основе Иоакимовской подлинных преданий, зафиксированных к тому же впервые еще в XIII в., мы не можем отрицать противоречий и несообразностей имеющегося текста. Есть в нем и явно малодостоверные детали. Откровенную нелепость встречаем уже в самом начале: как могли новгородцы поставить свои «самострелы» «на мосту»,

который только что сами «разметаша»? Или они построили его снова — навстречу Добрыне? Кстати, именно под этим мостом — целым и невредимым, проплывал, как мы помним, Перун. Мы, конечно, можем полагать, что автор XIII и затем конца XVII в. опирался на подлинную историческую традицию, в основе которой лежали реальные факты. Но, тем более признавая некоторую силу документа за Иоакимовской летописью, мы должны довериться ее

свидетельству в целом. А оно достаточно однозначно: «того для люди поносят новгородцев: Путята крести мечем, а Добрыня огнем». Кто же мог «поносить» новгородцев, если бы вся Русь была крещена насильственно, «огнем и мечем»? - очевидно, что никто. Более полные доказательства о несостоятельности «Иоакимовской летописи» приводятся в статье С. В. Алексеева «Литературные и археологические источники о

крещении Новгорода».[11] К тому же сам термин «крестил» из приводимой новгородской пословиц к Добрыне и Путяте, по большому счету, не применим. Поскольку христианство в Новгороде присутствовало уже до описываемых Татищевым событий, и та самая церковь Преображения которая по «Иоакимовской летописи» была разрушена по другому летописному источнику простояла 60 лет: «Въ лето 6497. (988 г.) «Постави владыка епископъ

Іоакимъ первую церковь древяную дубовую святыя Софии , имущую верхъ 13; и стояла 60 летъ, и подняся отъ огне въ лето 6557, марта въ 4 день, въ суботу, при второмъ епископе Луке, въ 13 лето. Бысть честно устроена и украшена; а стояла по конецъ Пискупли улицы, надъ Волховомъ рекою, до Камениого детинца града…»[12]. Все это не делает Иоакимовскую летопись достоверной. И безусловно необходимо еще раз отметить, что дошла она до нас только в