Наука и культура на Руси — страница 6

  • Просмотров 2511
  • Скачиваний 207
  • Размер файла 46
    Кб

отец Всеволод знал пять (иностранных) языков (из других источников известно, что он знал греческий, латинский, немецкий, венгерский и польский языки). В этом древнем поучении поражает ясность мысли и красота стиля, четкость изложения и широта поставленных вопросов. Князь, государст­венный деятель, хочет видеть в своих детях также образованных государ­ственных деятелей, отстаивающих интересы всей земли русской. В

проти­воположность церковным житиям средневековья и отвлеченным поуче­ниям того времени, произведение Мономаха давало жизненный идеал князя-политика, государственного мужа, культурного человека и забот­ливого хозяина, отвечало на непосредственные запросы русской жизни. Школа и домашнее обучение в Киевском государстве. Первое упо­минание об организации обучения детей помечено в летописи 988 годом, т. е. годом крещения Руси:

князь Владимир «послав нача поимати у на­рочитая чади дети и даяти нача на учение книжное», т. е. стал брать у знатных людей детей и отдавать их в учение книжное. Под 1028 г. лето­пись указывает, что сын Владимира Ярослав в Новгороде «собра от ста­рост и поповых детей 300 учити книгам», т. е. собрал 300 детей знатных людей и священников для обучения чтению. И в том и в другом случае речь идет, очевидно, о школах. 300 детей в Новгороде

одновременно обучать грамоте в индивидуаль­ном порядке в то время было невозможно; кроме того, летопись ясно говорит, Ярослав собрал. 300 детей для обучения. Академик Б. Д. Греков считал, что школа, организованная князем Владимиром,, была даже не начальной школой, дававшей лишь уменье читать, писать, считать и петь и сведения по закону божьему, но школой повышенной, дававшей систематическое, серьезное образование. Есть сведения,

что в конце XI в. сестра Владимира Мономаха, княж­на Анна Всеволодовна организовала в Киеве при Андреевском мона­стыре женскую школу с большим числом учениц. Были школы на Волыни, в Галицком, Полоцком и других княжествах, в крупных городах и при некоторых монастырях. Князья открывали школы не для широких народных масс, а во-пер­вых, для подготовки духовенства (князья при этом стремились, как уже сказано, сделать Русь возможно

более независимой от Византии в церковном отношении и поэтому проявляли совместно с церковью заботу о подготовке духовенства из русских людей) и, во-вторых, для подготовки; образованных государственных деятелей, могущих поддерживать общение с Византией и другими крупными странами. Церковь, открывая школы, ставила главной задачей этих школ подготовку необходимого ей духо­венства. Школы, однако, не имели замкнутого характера;