Научно-техническая революция: прогресс или трагедия? — страница 9

  • Просмотров 878
  • Скачиваний 23
  • Размер файла 38
    Кб

производительной и бытовой техники и не может жить вне и помимо неё. Эти люди готовы уничтожить такую зависимость немедленно, оставив лишь самый необходимый минимум в промышленности и, конечно, не допуская её в быт где она разнежит и тем подчинит себе человека. Аж с древнего Китая до наших дней дошли идеи недовольства, враждебности к технике – технофобии. Противники техники мотивируют своё отношение тем, что техника, конечно,

облегчает жизнь, но порабощает человеческое «я». В 1846 году английская писательница Мери Шелли создала образ Франкенштейна, искусственного чудовища, восставшего против создавших его людей. С тех пор этот неомифологический образ стал нарицательным для подогрева технофобии во всех её формах и не покидает страниц печати, кинолент и экранов телевизоров. «Бунт машин» – расхожая тема в современном масс-культе. От Аристотеля до

Мохандамеса Карамгада Ганди мыслителями различных времён и направлений не мало высказано опасений о возможном выходе техники из под контроля людей. Воззрения человека в этом смысле дополнились творениями второй половины ХХ века: информатизация и генная инженерия дают широкое поле для фантазий и самозапугивания. Человечество всегда возлагало надежды на научные достижения. В 60-е годы люди связывали прогресс с автоматизацией,

чуть позже – с решением проблемы термоядерного синтеза, которое дало бы неисчерпаемый источник энергии, в 70-е – 80-е годы – с развитием биологической науки, сулившее заманчивые перспективы в области генной инженерии. Сейчас информатизация и компьютеризация являются наиболее часто обсуждаемыми и развиваемыми отраслями. Технический и технологический фетишизм в наши дни не редкость. Им сильно заражена техническая

интеллигенция, он проник в сферу хозяйственной и политической элиты. Нам должна быть чужда технологическая мифология, стремление всё и вся «машинизировать». Не человечество технично, а техника человечна. Она воплощает и выражает в себе то, что извлечено человечеством из мира, то, что утверждает его собственные разум и мощь. Как и в давние времена новое и непонятное кажется человеку опасным. Для слабого человеческого тела

опасным может стать почти любой предмет, а мы без страха пользуемся электричеством и бытовой химией. Современные эксперименты и простые фабричные процессы ничуть не избегают контроля. Наука даёт нам новые материалы, лекарства, приборы, а СМИ и массовое искусство демонстрируют губительные последствия, возникающими в результате халатностей или недосмотров. Нельзя отрицать ни человеческий фактор, ни вероятность поломок важной