Налогообложение коренных народов Сибири в XVIIв. — страница 3

  • Просмотров 1730
  • Скачиваний 176
  • Размер файла 11
    Кб

плательщиков на денежный оброк. Ясак, как правило, собирался при посредстве местной знати. Его либо доставляли «лучшие люди» непосредственно в уездный центр воеводе, либо за ясаком отправлялись в ясачные волости специальные сборщики. В том и другом случае ясачным людям «для спору» выдавали отписи (расписки) в получении с них ясака [2, С.130]. Вместе с приёмом и проверкой ясака производилась и его оценка. <…> После разбора и

оценки воевода посылал отписку Государю о сборе ясачной и мягкой рухляди. Эта рухлядь, ясачные книги и воеводские книги привозились в Москву служивыми или торговыми людьми, которые полученные ими платежные отписи должны были возвратить воеводе. К «посылальщикам» присоединялось обыкновенно несколько провожатых для оберегания ясачного сбора [3, С.434]. Особенности тех способов, какими взимался ясак в Сибири, вызваны были с одной

стороны местными условиями: полудикое состояние ясачных племён и естественное отсутствие у них сознания в необходимости каких-либо обязанностей по отношению к государству требовали со стороны правительства большой мягкости и осторожности; с другой стороны, здесь, в стране новой, где не существовало исторически сложившихся преград к их обнаружению, ярче выступали характерные черты московского управления вообще и устройства

прямого обложения в частности [3, С.421]. Для обеспечения регулярности сбора ясака, для того, чтобы удержать ясачных людей под властью и контролем русской администрации, из волости или зимовья брались один или два заложника, аманата. И тут русские только применяли практику, задолго до них изобретённую монгольскими и тюркскими завоевателями. Аманаты держались на особом дворе в уездном центре, где «пригожи, за сторожи, чтоб они из

острогу никуды не ушли и дурна какого над государевыми людьми и над собой не учинили». Жестокое обращение с аманатами воеводам запрещалось. Аманаты получали подённый корм из государственных запасов и показывались своим соплеменникам, приходящим в город с ясаком, «чтобы ясачным людем в том сумненья никакого не было». Меры эти далеко не всегда предотвращали неповиновение ясачных людей. При усмирении их, однако, правительство

продолжало держаться гуманной и осторожной политики [4, С.423]. Значение пушнины в хозяйстве русского государства заставляло правительство очень дорожить плательщиками ясака и заботиться не только о приобретении новых, но и о сохранении наличных ясачных людей. Отсюда своеобразная политика охраны туземцев от слишком беззастенчивых посягательств русской администрации в Сибири [1, С.57]. Так, местные власти не имели права