Мятежный дух в лирике Михаила Юрьевича Лермонтова — страница 8

  • Просмотров 2076
  • Скачиваний 196
  • Размер файла 20
    Кб

особенностями эпохи, в которой он жил. Недаром он говорил: "Я поэт другой эпохи". "Тема творческой личности в лирике М. Ю. Лермонтова" ...Содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, исполинский взмах, демонский полет, с небом гордая вражда... Вот уже в который раз, но всегда с волнением и трепетом открываю томик стихотворений Лермонтова. На первой странице портрет поэта. Больше всего в нем поражают

глаза – глубокие, умные, проникающие в душу, глаза, которые производили неотразимое впечатление на современников. Снова и снова перечитываю любимые стихи, они звучат во мне, я как будто слышу низкий, бархатистый голос Лермонтова, читающий о пламенной страсти к свободе – страсти, испепелившей душу гордого Мцыри: Она мечты мои звала От келий душных и молитв В тот чудный мир тревог и битв, Где в тучах прячутся скалы, Где люди вольны,

как орлы. В лирическом герое покоряет страстность, жадное желание дела, активное вмешательство в жизнь: Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать. Ровное, спокойное течение жизни не для него, его мятежный дух "просит бури, как будто в бурях есть покой". Читаю негромко вслух, стараясь передать интонацией чувства, которые волновали поэта: «И

скучно и грустно, и некому руку подать»... Сжимается сердце от элегической грусти, мне кажется, что я чувствую то же, что и лирический герой, и для меня жизнь – "пустая и глупая шутка". Печально смотрит поэт на свое поколение, горько ему оттого, что "в бездействии состарится оно", болит душа за "его грядущее", которое "иль пусто, иль темно". Это не пессимизм; может быть, это настроение "в минуту душевной

невзгоды". Скорее всего, эти горькие строки зовут к действию, к борьбе, разоблачают общественные пороки. Быть поэтом, утверждал Лермонтов, значит, совершать высокий гражданский подвиг, звать народ к борьбе за свободу, воспламенять бойца для битвы. А какой неслыханной смелостью нужно обладать, чтобы прямо назвать косвенных убийц Пушкина "свободы, гения и славы палачами" и напомнить им о суде Божьем и народном. Почти зримо

представляю себе лирического героя: смелого, гордого, бунтующего, разочарованного и бесконечно одинокого. Он страдает, окруженный "пестрою толпою", вокруг него "суета", "блеск" маскарада, ему хочется вырваться отсюда "вольной птицей". И вдруг мечта уносит его в прекрасный мир, полный ярких и нежных красок. Это мир природы и мир детства, где поэт чувствует себя счастливым. Но счастье это очень кратковременно –