М.В. Ломоносов и русская педагогика — страница 4

  • Просмотров 3948
  • Скачиваний 274
  • Размер файла 31
    Кб

торжественной обстановке 20 июня 1746 г. На ней присутствовали «сверх многочисленного собрания воинских и гра­жданских разных чинов слушателей и сам господин президент акаде­мии с некоторыми придворными кавалерами и другими знатными пер­сонами». Значение этого факта для развития национальной науки велико, поскольку до Ломоносова все лекции читались на латинском языке. Занятия с гимназистами и студентами убедили Ломоносова в

необ­ходимости преобразования учебной части Академии наук. 28 апреля 1746 года он подготовил документ в академическое собра­ние «О привлечении семинаристов в университет и об увеличении числа учеников гимназии». В документе Ломоносов предложил ото­брать студентов из семинарий и обучать их академическим упражнени­ям. Этим, по его мнению, можно приобрести «для Академии наук зва­ние подлинного Петербургского университета».

Ломоносов считал также, что гимназия должна вмещать в себя как можно больше учеников, из числа которых потом будут отбираться самые способные. Члены Академического собрания отвергли инициативу Ломоно­сова об отборе способных учеников из монастырских школ, об увеличении числа гимназистов, о широком распространении научных знаний на русском языке. Некогда данное предложение было опробовано Ломоносовым на практике. Так, еще в

1732 и 1735 годах ученики семинарий отбирались для учебы в академии. Из них вышли такие ученые, как С. П. Крашенинников, сам М. В. Ломоносов, академик-астроном Н. И. Попов, соз­датель русского фарфора Д. И. Виноградов, гравер А. Поляков, пере­водчики В. И. Лебедев, И. И. Голубцов, А. А. Барсов. В 1748 году Синод разрешил выбрать для университета по десять человек из Московской славяно-греко-латинской академии, Новгород­ской и Александро-Невской

семинарий. Уже в этот период Ломоносов считал, что необходимо составить новый регламент (устав) Академического университета. По поруче­нию канцелярии от 13 июня 1748 года разработкой устава занимался ака­демик Г.-Ф. Миллер. Ломоносов вспоминал позже: «В Университете неотменно должно быть место трем факультетам: юридическому, медицинскому и философскому (богословский оставляю синодальным учили­щам), в которых бы производились в

магистры, лиценциаты и доктора. А ректору при нем не быть особливому, но все то знать эфору или надзирателю, что во внесенном в Историческое собрание регламенте на ректора положено, ибо ректор в университете бывает главный коман­дир, а здесь он только будет иметь одно имя. Не худо, чтобы Универси­тет и Академия имели по примеру иностранных какие-нибудь вольно­сти, а особливо, чтобы они освобождены были от полицейских