Мой Есенин — страница 8

  • Просмотров 7202
  • Скачиваний 299
  • Размер файла 70
    Кб

чувствовал себя одиноким, надломленным. Его увлечение имажинизмом нельзя оправдать. Имажинисты использовали редчайший талант поэта в своих целях. Для укрепления своих позиций, для своей популярности. Настоящие друзья поэта находились в другом лагере. Поняв ошибки имажинистов, Есенин говорил, что у них нет чувства Родины во всем широком смысле этого слова, что они кривляются ради кривляния. Он восклицал уже в 1920 году в

«Исповеди хулигана»: Я люблю Родину, Я очень люблю Родину! Наиболее характерными произведениями Есенина того периода были «Кобыльи корабли», «Сорокоуст», «Хулиган», «Исповедь хулигана», «Пугачев», цикл стихотворений «Москва кабацкая». В центре этих произведений находится мятущая фигура поэта, находящегося в разделе с окружающим миром, сознательно и настойчиво подчеркивающего этот разлад: «Не сотрет меня кличка «поэт», я и в

песнях как ты, хулиган», - писал он, обращаясь к ветру. «Я нарочно иду ненечесананым», «Мне нравится. Когда каменья брани летят в меня, как град рыгающей грозы», - признаться он в «Исповеди хулигана». Но в этом самообличении слышится глубокая неудовлетворенность, заметен испуг перед лицом совершающихся событий, от которых поэт отстранил себя узким миром «Стойла Пегаса». Это свое состояние поэта точно выразил такими словами: Как

тогда я отважный и гордый, Только новью мой брызжет шаг … Если раньше мне били морду, То теперь вся в крови душа. Светлые и радостные краски ранней лирики исчезают из поэзии Есенина, появляются безысходные интонации, уныние и грусть. «Прежняя удаль» не скрашивает общего мрачного тона есенинской поэзии тех лет. Так уже в «Кобыльих кораблях» (1919) «небо тучами изглодано», пурга кажется «кашлем-смрадом», появляются зловещие образы:

«черепов злато хвойный сад», «весла отрубленных рук», «рваные животы кобыл, черные паруса воронов». Видя вокруг только негативное, поражающее сомнения и страх, поэт восклицает: О, кого же, кого же петь В это бешеном зареве трупов! Характерные для Есенина 1914-1918 годов гимны революции совсем исчезают из его произведений тех лет. В его поэзии имажинистского периода в основном развивается два мотива: неприязненное, даже враждебное

отношение к некоторым сторонам современной ему жизни и неудовлетворенность собственной судьбой. Мотивы эти выражаются, с одной стороны, в грустных и унылых тонах: «облетает моя голова, куст волос золотистых вянет», «не жалею, не зову, не плачу … Увяданья золотом охваченный, я не буду больше молодым», «Друг мой, друг мой, прозревшие вежды закрывает одна лишь смерть» … с другой стороны – в надрывных, даже грубоватых вызовах