Мониторинг школьных конфликтов: причины, анализ, выводы — страница 12

  • Просмотров 314
  • Скачиваний 10
  • Размер файла 36
    Кб

столкновений между учащимися и педагогами гораздо скромнее, чем распространенность того явления, по поводу которого происходят конфликты. Проиллюстрируем это наблюдение только одним примером. Таблица 4 (фрагмент таблицы 2) Причины конфликтов Хорошо и отлично Хорошо и удовлетворительно Удовлетворительно и плохо Курение и тому подобное 2,2 5,5 14,4 Сравнение показывает: реально существующий феномен (в данном случае это откровенные

признания подростков об их вредных привычках) чрезвычайно велик, а реакция педагогов на него очень слаба. Если считать, что конфликты между педагогами и учащимися — выражение протеста взрослых против вредных привычек, девиантного поведения детей, то результаты этих протестных реакций, по-видимому, ничтожны: как мало детей ощущает это. Правда, многие подростки, избегая столкновений со взрослыми, стараются скрывать свою

причастность к запрещенному, и взрослым трудно их «поймать». Но даже когда известны ненормативные проявления молодых людей, бороться с ними сложно. Мы не уверены, что надо обязывать педагогов становиться борцами с подростковыми злоупотреблениями, тем более вступать в непосредственную конфронтацию. У педагогов и без этого много обязанностей, и им, пожалуй, не справиться. Нужны специалисты. Однако еще и еще раз обратить внимание

на это стоит. Положение ужасающее. Сравнительно небольшое количество подростков (в нашем исследовании — это 5,2% юношей и 6,5% девушек) одной из причин конфликтов с учителями назвали достаточно «безобидную» разновидность — «Мой внешний вид (прическа, одежда и другое)». Заметим, что и в этом случае чаще и больше конфликтуют слабые учащиеся (8,0%), чем сильные (4,7%). Для юношеской субкультуры, как известно, характерны своеобразные нормы

поведения, вкусы, формы общения, мода на одежду, речь, внешний вид. Именно в этом и реализуется чрезвычайно важная для личности юношей и девушек потребность в принадлежности, проявляющаяся в этом возрасте в знаковой форме. По мнению С.В.Ковалева, в результате использования символики одежды, ансамблей и т.п. можно, во-первых, реализовать это чувство принадлежности; во-вторых, выразить себя или, по крайней мере, как-то отличиться от

взрослых; в-третьих, сообщить референт–группе «я–свой» и соответственно отличить «своих» от «чужих»; в-четвертых, и это, пожалуй, самое главное, таким способом приобрести достаточно прочный и столь желанный статус, обеспечить устойчивое положение в среде сверстников. Причем, этот статус не зависит от взрослых [8]. Педагоги часто не учитывают, что выразить себя каким-то образом — важнейшая потребность этого возраста. Но