Меморандум Танаки — страница 4

  • Просмотров 3159
  • Скачиваний 187
  • Размер файла 19
    Кб

общем-то, напрашивающимся вопросом: почему этот документ «высшей степени секретности», поступив от спецслужб в Москву как из Кореи, так и из Китая8, через месяц с небольшим попал в китайскую печать? Произошло это, скорее всего, потому, что в оперативном ознакомлении с ним руководителей других стран была кровно заинтересована верхушка гоминьдановского Китая, рассчитывавшая использовать его для обеспечения международной

поддержки своей борьбы против оккупации японскими войсками части китайской территории. Относящиеся к рассматриваемой здесь проблеме события разворачивались следующим образом. Когда Чан Кайши после поражения революции 1925—1927 гг. стал оттеснять войска генерала Чжан Цзолиня, бывшего японским ставленником, но начавшего выходить из-под японского контроля, в северо-восточные районы страны, перед правящими кругами Японии встал

вопрос о переходе к активному курсу в отношении Китая. С целью организации этого перехода в июне—июле 1927 г. была проведена конференция по проблемам Востока представителей Японии в Китае, ее правительства и военных кругов. 7 июля 1927 г. конференция приняла «программу политики в отношении Китая», которую 25 июля того же года премьер Г.Танака изложил в своем докладе императору. Программа эта и получила название «меморандум Танаки».

Она состояла в следующем: 1. Стабилизация политической обстановки в Китае и восстановление порядка руками самого китайского народа; 2. Содействие в этом умеренным элементам в Китае совместно с другими державами; 3. Опора в Китае на центральное правительство в его борьбе с военными кликами за единство страны; 4. Принятие решительных мер в случае, если беспорядки в Китае будут создавать угрозу правам, интересам и имуществу японских

подданных в этой стране; 5. Наличие важных японских интересов в Маньчжурии, Монголии и в трех восточных провинциях Китая возлагает на Японию особую ответственность и обязанность проявлять особую заботу в военном плане. В случае возникновения беспорядков в Маньчжурии и Монголии, которые создали бы угрозу особому статусу и интересам Японии в этих районах, она должна принять необходимые меры для обеспечения безопасности

проживающих там коренных жителей и иностранцев. По мнению японских историков, эта программа знаменовала собой отход от политики предыдущего главы японского МИДа К.Сидэхары, выступавшего за невмешательство в дела Китая и признававшего Маньчжурию и Монголию его неотъемлемыми частями, но тем не менее являлась не программой-максимумом, а программой-минимумом экспансии Японии в Китае9. Ну, а что касается того «меморандума