Международные экономические отношения России с развивающимися странами — страница 6

  • Просмотров 3016
  • Скачиваний 227
  • Размер файла 27
    Кб

руб., или около 150-160 млрд. долл. по тогдашнему курсу Госбанка СССР. Правда, оценка эта весьма условна. Кредитные отношения оформлялись в те времена юридически неряшливо и редко содержали валютную привязку, то есть фиксацию объема кредита в твердой валюте. Это дало возможность многим должникам отречься от обязательств. К тому же подавляющая часть кредитов предоставлялась под поставки оружия. У большинства бывших советских

партнеров в Третьем мире радикально сменились правительства и режимы, и многие государства отказались признать внешнеполитические долги. Не менее существенно то обстоятельство, что значительная часть задолженности приходится на так называемые «наименее развитые страны». Мировое сообщество регулярно списывает задолженность этих государств. Вступление в Парижский клуб автоматически предполагает, что и России придется

присоединиться к подобной практике. Следует также учитывать, что при институциональном хаосе, отсутствии государства и всепроникающей коррупции значительная часть долгов многих развивающихся стран бывшему СССР оказалась приватизирована. По сообщениям российской печати, такая судьба постигла, например, долги Анголы и Нигерии. От СССР унаследован и долг самой России таким странам, как Южная Корея или Кувейт. Российское

правительство охотно получило бы новые кредиты. Однако число финансовых доноров среди развивающихся стран невелико, а упомянутые кредиторы озабочены возвратом прежних кредитов. Например, на начало 1999 г. российская задолженность только Южной Корее оценивалась в 1.8-1.9 млрд. долл., и стороны вовлечены в трудные переговоры по погашению этой задолженности. Поэтому надежды на то, что развивающиеся страны выступят в качестве

источника свежих займов и кредитов, беспочвенны. Сравнительно новой формой взаимодействия в 1995-1998 гг. стал приход капитала из развивающихся стран на российский финансовый рынок. Речь идет главным образом о рынке краткосрочных государственных обязательств, так как портфельные инвестиции компаний из развивающихся стран в акции российских предприятий не превышают 100 млн. долл. (таблица 4). По некоторым данным, в период подъема

рынка ГКО-ОФЗ на нем обращалось до 4 млрд. долл. южнокорейского происхождения. Это, кстати, в десятки раз превышает объем российско-южнокорейского товарооборота и в сотни раз – прямые инвестиции южнокорейских чеболей в российскую экономику. Стоит ли говорить, что движение краткосрочного капитала независимо от страны его происхождения всецело диктуется закономерностями функционирования мирового финансового рынка. Таблица 4.