Масонство в России — страница 4

  • Просмотров 2866
  • Скачиваний 293
  • Размер файла 20
    Кб

же ордене”. В это время однако масонство не могло привлечь к себе более или менее значительный круг лиц русского происхождения, так как наше общество было почти вовсе ещё лишено идейных интересов: оно видело в орденских работах лишь модную забаву, освящённую в глазах русской знати её заграничным происхождением. Любопытным свидетельством вполне ещё легкомысленного отношения к масонству в те времена является история

вступления в орден известного Ив. Перф. Елагина. Впоследствии, ревностный масон и провинциальный великий мастер для всей России, Елагин вступал в братство “свободных каменщиков” (в 1750 г.) только из любопытства и тщеславия: с одной стороны его притягивала к себе знаменитая масонская “тайна”, а с другой - возможность общения с людьми,”кои в общежитии знамениты” и стояли высоко над ним “и чинами, и достоинствами, и знаками“; не

обошлось здесь и без “лестной надежды” заручиться покровительством “друзей, могущих споспешествовать его счастью”. Ясно, что те серьёзные внутренние побуждения, которые заставили Елагина впоследствии искать в масонстве более глубокого содержания, тогда в нём ещё отсутствовали, как отсутствовали они в русском обществе. Вполне понятно поэтому, что Елагин и не мог найти тогда в масонстве никакой пользы, так как здесь ещё не

было ни тени какого-либо учения, ниже преподаяний нравственных. Он видел только предметы непостижимые, обряды странные - 6 - действия безрассудные и слышал символы о мире противоречащие, объяснения тёмные и здравому рассудку противные, которые или не хотевшими или не знающими мастерами без всякого вкуса преподавались. Занятия в ложах даже породили в Елагине совершенно отрицательное мнение о нравственной стороне масонства: всё

в ложе показалось ему игрой людей, желающих иногда неблагопристойно забавляться; все присутствовавшие умели только, по его словам, со степенным видом в открытой ложе шутить и на торжественном вечере за трапезой несогласным воплем непонятные песни реветь. Хотя впечатление это и вызвано отчасти легкомысленным ещё отношением к масонству самого Елагина, с удовольствием посещавшего ложи, тем не менее оно несомненно показывает,

что масонство не имело ещё никаких корней в сознании русского общества и нередко приобретало безобразные формы, соответствующие грубой жажде наслаждений, которая характеризует людей Елизаветинской эпохи, мало благоприятной для серьёзной постановки вопросов веры и нравственности, а следовательно и для развития масонства. Не было тогда в масонстве и сколько-нибудь прочной организации, не было постоянных сношений русских