Максимилиан Волошин — страница 9

  • Просмотров 5425
  • Скачиваний 194
  • Размер файла 764
    Кб

Через него поэт заглядывает в свою душу: Безлесны скаты гор. Зубчатый их венец В зеленых сумерках таинственно печален. Чьей древнею тоской мой вещий дух ужален? Кто знает путь богов – начало и конец? Размытых осыпей, как прежде, звонки щебни, И море древнее, вздымая тяжко гребни, Кипит по отмелям гудящих берегов. И ночи звездные в слезах проходят мимо, И лики темные отвергнутых богов Глядят и требуют, зовут…неотвратимо. 1907г. Однако

Коктебель был для него не новым затвором, а земным приделом, открытым для разнообразных веяний живой жизни. Постепенно волошинский дом в Коктебеле становится густонаселенным пристанищем и местом отдыха писателей и друзей поэта. *** Много позже, 13 сентября 1925 года Волошин извещал прозаика А.А.Кипена: «Я превратил свой дом в бесплатную колонию для писателей, художников и ученых, и это дает мне возможность видеть русскую литературу

у себя, не ездя в Москву и Спб».[17] С годами волошинский Коктебель приобрел известность как своеобразный культурный центр, не имевший тогда в стране никаких аналогов. «Киммерийскими Афинами» назвал его поэт и переводчик Георгий Шенгели. «...И Коктебель, как магнитные горы аравийских преданий, влечет к себе художников: мрамора, кисти, слова. …Коктебель – республика. Со своими нравами, обычаями и костюмами, с полной свободой,

покоящейся на «естественном праве», со своими патрициями – художниками и плебеями – «нормальными дачниками». И признанный архонт этой республики – Максимилиан Волошин».[18] Брюсов заявлял, что сейчас в России нет нигде такого сосредоточия интересных людей. В самом деле, в гостеприимном доме Волошина в разное время обретались А.Н.Толстой, Н.С.Гумилев, М.И.Цветаева, Е.И.Замятин, О.Э.Мандельштам, В.Я.Брюсов, Андрей Белый,

В.Ф.Ходасевич, М.А.Булгаков,С.М.Соловьев, К.И.Чуковский, многие другие писатели, а также художники, артисты, ученые. Сам Волошин был отзывчив на самые разнообразные проявления человеческого духа, и эту энергию своей личности щедро передавал окружающим. Андрей Белый назвал Коктебель «целым единственной жизни Волошина», а самого поэта – «творцом быта», «хозяином единственного в своем роде сочетания людей, умевшим соединять самые

противоречивые устремления, соединяя людские души так, как художник-мозаичист складывает из камушков неповторимую картину целого».[19] Коктебель, запечатленный в стихах, акварелях, образе жизни, в самом Доме Поэта, остается значительным, подлинно нерукотворным плодом деятельности жизнетворческого духа Волошина. “Одно из жизненных призваний Макса было сводить людей, творить встречи и судьбы. Бескорыстно, ибо случалось, что