Максимилиан Волошин — страница 12

  • Просмотров 5438
  • Скачиваний 194
  • Размер файла 764
    Кб

М.Волошин, М.Сабашникова и др. Через полгода Волошин перебрался в Париж, где прожил до весны 1916 г. Общественная позиция, занятая им тогда, не имела ничего общего с националистическим энтузиазмом, охватившим многих русских писателей. Стихи Волошина, в которых он сказал свое слово о мировой войне, составили небольшой сборник «Anno mundi ardentis» (В год пылающего мира»). Трагедия Европы предстала в восприятии Волошина как темный бунтующий

хаос, разорвавший покровы современного сознания. Почти за год до Февральской революции Волошин возвращается в Россию и обосновывается в Коктебеле, где живет постоянно уже до конца своих дней. Стихи, написанные в те годы, - самое значительное из всего, что создал Волошин, в них его поэтический голос обрел мощь и выразительность, каких он ранее не достигал, и это хорошо понимали многие современники поэта. «Революция ударила по его

творчеству, как огниво по кремню, и из него посыпались яркие, великолепные искры, - писал о Волошине В.В. Вересаев. – Как будто совсем другой поэт явился, мужественный, сильный, с простым и мудрым словом».[24] Испытания, которые суждено было перенести его родине, Волошин встретил достойно и бесстрашно. Из автобиографии (1925): «Вернувшись весною 1917 года в Крым, я уже более не покидаю его: ни от кого не спасаюсь, никуда не эмигрирую – и все

волны гражданской войны и смены правительств проходят над моей головой. Стих остается для меня единственной возможностью выражения мыслей о совершающемся. Но в 17-ом году я не смог написать ни одного стихотворения: дар речи мне возвращается только после Октября, и в 1918 году я заканчиваю книгу о революции «Демоны глухонемые» и поэму «Протопоп Аввакум»». Н.Я.Рыкова (литературовед и переводчик) в воспоминаниях «Мои встречи»

описывает первое впечатление о Волошине. Шел декабрь 1918 года, Крым был в полосе гражданской войны: «Крымом управляло «краевое правительство», в которое входили по преимуществу разные местные деятели, но Симферополь превратился в своего рода «культурный центр», где было много беженцев с севера – ученых, писателей, артистов. Какие-то общественные организации устроили вечер Волошина. Он читал свои стихи – те, из которых

составились «Демоны глухонемые», а также два произведения, о которых мы знали только понаслышке: «Двенадцать» и «Скифы» А.Блока. Кроме того, он говорил. Говорил о культурной жизни Петрограда и Москвы, говорил о революции и интеллигенции, о России, ее трагедии и ее судьбах – словом, обо всем, что было тогда для нас самым главным….вот было что-то пережито, выстрадано, что-то угадывалось, в чем-то хотелось увидеть смысл и значение, и