Максимилиан Волошин — страница 11

  • Просмотров 5341
  • Скачиваний 194
  • Размер файла 764
    Кб

но никто их не печатал. Школьная учительница Дмитриева, «скромная, хромая» («любят красивых, некрасивых не любят») вряд ли могла опубликоваться. Волошин придумал красивую легенду для этой девушки, назвав ее Черубиной де Габриак. Под этим именем в редакцию журнала «Аполлон» стали посылать стихи. Многие считали, что Волошин сочинил не только легенду, но и стихи. Сам Волошин неоднократно это опровергал, утверждая, что в стихах

Черубины играл только роль режиссера и цензора, подсказывал темы, выражения, давал задания, но писала «только Лиля». Все в редакции, начиная с редактора Маковского, влюбились в таинственную и талантливую незнакомку. Стихи Черубины похвалил Брюсов. Все поэты акмеисты мечтали ее встретить. Сам Волошин пишет в это время для «Аполлона» критическую статью «Гороскоп Черубины де Габриак». «Никто не подозревал, что никакой Черубины де

Габриак нет, есть никому неизвестная талантливая поэтесса Дмитриева, которая пишет стихи, а Волошин помогает ей мистифицировать поэтов Петербурга. В Черубину влюбился и Гумилев, а Макс развлекался. Возмущенный Гумилев вызвал Волошина на дуэль»,[22] - рассказывает Илья Эренбург в книге «Люди, годы, жизнь», - «Макс рассказывал: «Я выстрелил в воздух, но мне не повезло – я потерял в снегу галошу…»». Автор статьи о Волошине в «Истории

русской литературы» Е.Эткинд назвал всю эту веселую игру своеобразной «формой литературной полемики». Волошин, считает он, «подорвал символизм, да и вообще декадентство, нанеся ему чувствительный удар», используя двойную пародию (так как и облик Черубины и стихи ее были пародийны). Возможно, основания для подобных утверждений есть, но и сами стихи Черубины и статья о ней Волошина не являются только пародией, по его мнению

стихотворение «К чему?» «в своих сжатых строках заключает целую сжатую психологическую поэму и может служить образцом удивительного мастерства…».[23] Цветаева («Живое о живом») считает, что мифотворчество в отношении к людям у Волошина заключалось в том, что он извлекал из человека основу, усиливал ее и выводил на свет. *** Начало первой мировой войны застало Волошина в Швейцарии. В годы первой мировой войны, когда из Эльзаса

доносился грохот орудий, на строительстве духовного храма в Дорнахе, Гетеанума, совместно работали представители восемнадцати народов Европы. Факт сам по себе знаменательный, тем более что все строительство осуществлялось на добровольные пожертвования сторонников антропософии. Среди тех, кто приехал сюда участвовать в общем деле, в которое они верили, было много русских учеников Р.Штейнера: А.Белый, сестры Тургеневы,