Максимилиан Волошин — страница 10

  • Просмотров 5345
  • Скачиваний 194
  • Размер файла 764
    Кб

двое, им сведенные, скоро и надолго забывали его. К его собственному определению себя как коробейника идей могу прибавить и коробейника друзей. Убедившись сейчас, за жизнь, как люди на друзей скупы, насколько все и всех хотят для себя, ничего для другого, насколько страх потерять в людях сильнее радости дать, не могу не настаивать на этом рожденном Максином свойстве: щедрости на самое дорогое, прямо обратной ревности. Да, ревности

в нем не было никакой – никогда, кроме рвения к богатству ближнего – бывшего всегда. Он так же давал, как другие берут. С жадностью. Давал, как отдавал.”- Марина Цветаева “Живое о живом”. [20] В 1910 году Максимилиан Волошин благословил молодую Цветаеву на путь Поэзии теплыми и проницательными словами в статье “Женская поэзия” о только что вышедшей первой ее книге “Вечерний альбом”. «Это очень юная и неопытная книга, - писал

Волошин. - …Многие стихи, если их раскрыть случайно, посреди книги, могут вызвать улыбку. Ее нужно читать подряд, как дневник, и тогда каждая строчка будет понятна и уместна. Она вся на грани последних дней детства и первой юности. Если же прибавить, что ее автор владеет не только стихом, но и четкой внешностью внутреннего наблюдения, импрессионистической способностью закреплять текущий миг, то это укажет, какую документальную

важность представляет эта книга, принесенная из тех лет, когда обычно слово еще недостаточно послушно, чтобы верно передать наблюдение и чувство… Невзрослый» стих М. Цветаевой, иногда неуверенный в себе и ломающийся, как детский голос, умеет передать оттенки, недоступные стиху более взрослому… “Вечерний альбом” – это прекрасная и непосредственная книга, исполненная истинно женским обаянием».[21] Его благословение и в

присланных стихах. Вам душа так радостно влекома! О, какая веет благодать От страниц Вечернего Альбома! (Почему альбом, а не тетрадь?) Отчего скрывает чепчик черный Чистый лоб, а на глазах очки? Я отметил только взгляд покорный И младенческий овал щеки. Я лежу сегодня – невралгия, Боль, как тихая виолончель… Ваших слов касания благие И стихи, крылатый взмах качель, Убаюкивают боль: скитальцы, Мы живем для трепета тоски… Чьи

прохладно-ласковые пальцы В темноте мне трогают виски? Ваша книга – это весть оттуда, Утренняя благостная весть. Я давно уж не приемлю чуда, Но как сладко слышать: чудо – есть! Горячая дружба с Волошиным, их взаимопонимание отражены в замечательных воспоминаниях Цветаевой “Живое о живом”. Интересен случай, когда Максимилиан Александрович решил помочь поэтессе Елизавете Ивановне Дмитриевой. Она посылала свои стихи в журналы,