Любовь - инструмент эволюции — страница 8

  • Просмотров 1968
  • Скачиваний 201
  • Размер файла 21
    Кб

«улучшении породы», в том числе собст­венной. Сегодня за это дело взялись конструктивно: искусственное оплодо­творение и конструирование семенного материала позволяют получать потомст­во от спортивной знаменитости или но­белевского лауреата — в США уже действует широко разрекламированный фонд Р. Грэма, дающий такую возмож­ность желающим. (Мы, признаться, уверены, что проект Р. Грэма отнюдь не повысит процент «гениев»,—

напротив, среди «сделанных» таким образом детей окажется значительно меньше одарен­ных и здоровых, они могут появиться разве что вопреки такой методе, ибо сама идея «банка гениев» противоречит пер­вому и главному механизму совершенст­вования, тому самому закону любви, взаимного тяготения всего живого.) Если закон любви способен отменять другие законы природы, то при опреде­ленных условиях он и сам подвержен отмене.

Неизвестно, проявляют ли брач­ную селективность насекомые, рептилии, рыбы (хотя у некоторых наблюдается парный брак), но у высших животных закон любви открыто заявляет о себе. У млекопитающих он вступает в полную силу, у приматов достигает пика...— и, кажется, предела. Человек и здесь стал исключением. Сколько премудростей и предрассудков, сколько житейских правил и законодательных актов он придумал, чтобы ослабить действие

все­общего закона, свести свободу выбора к минимуму! Классическая ситуация: юноша и де­вушка увидели и полюбили друг друга, разумеется, с первого взгляда, потому что выбор-то сделан на уровне генотипа и пристальное рассмотрение деталей фенотипа уже ничего не изменит. Сло­вом, Ромео и Джульетта. Но, увы, они принадлежат к враждующим фамилиям. А если они еще из разных племен или наций, если у них разный цвет кожи, если они исповедуют

разные религии... Закон любви, как всякий биологиче­ский закон, работал на сохранение и раз­витие вида. Но он же неизбежно и ог­раничивал — мешал вступать в брачный союз и производить потомство не по любви. А такая потребность возникла, и диктовалась она тоже фундаменталь­ными законами, только не биологиче­скими, а социальными. Уже на ранних стадиях развития че­ловеку понадобилось установить не про­сто баланс личного и

стадного, как у дру­гих животных,— нет, понадобился суровый диктат коллектива над отдельными его членами. И позднее, в эпохи становления государственности, великих переселений и экспансий, выживали лишь те племена и народы, которые уме­ли подчинить себя общей задаче, прене­брегая личным, подавляя и презирая всяческие его проявления. Выборность, включая брачную, постарались изгнать из обихода. Закрепился (и кое-где со­хранился