Любовь - инструмент эволюции — страница 5

  • Просмотров 1963
  • Скачиваний 201
  • Размер файла 21
    Кб

сплошь цитаты из Дарвина. Правда, он оговаривался, что все эти «индивидуальные антипатии и предпоч­тения» определяются наличием у того или иного животного конкретных при­знаков, «но какие именно это признаки, мы редко или никогда не можем с уве­ренностью решить». Однако теперь, спу­стя столетие после выхода в свет его труда «Происхождение человека и поло­вой отбор», уже можно предположить, «какие именно это признаки».

ОБМАНЧИВА ЛИ ВНЕШНОСТЬ? Мы подходим к одному из главных по­ложений. Сформулируем его как можно яснее. Чтобы получить гармоничное в данных условиях среды, высокоэнергетическое, с развитой и восприимчивой нервной системой потомство, требующееся для прогрессивной эволюции живого, особен­но на последних ступенях, необходим природный механизм, который должен включать такие «узлы»: 1) выбор брачных партнеров — не случайный, но в

силу определенного предпочтения; 2) предпочтение — его смысл состоит в подборе такой родительской пары, ко­торая дала бы наиболее жизнеспособ­ное и гармоничное потомство; 3) способность животных по внеш­ним, фенотипическим признакам парт­нера угадывать и оценивать определен­ные свойства его генотипа — опять же ради интересов будущего потомства. Логично, однако, предположить, что волчица, занимающая в своей стае высо­кое

положение, которое соответствует, очевидно, ее особой жизнестойкости, до-бычливости, чутью, а может быть, экс­терьеру, должна и могла бы выбрать се­бе супругом столь же выдающегося вол­ка, не так ли? Потомство этой элиты за­крепило бы и передало дальше свои до­стоинства и стати... Но это логика живот­новодов. В природе все не так: партнера выбирают не по тому, какое положение он занимает в иерархии стаи. Следует сказать честно, что

боль­шинство исследователей не отдают люб­ви существенной роли в эволюции, даже когда рассуждают о предках человека. «В самом деле, о каком половом пред­почтении можно говорить по отношению к таким признакам, как совершенная кисть (руки), или большой объем моз­га, или подобным? — пишет академик В. П. Алексеев.— Эти признаки не фик­сировались визуально и, следовательно, не могли служить основой половых пред­почтений, но, как мы

знаем, именно они пережили бурное эволюционное разви­тие в процессе антропогенеза». То есть, если животные или пралюди все же про­являли какую-то разборчивость, выбирая себе пару, то разве только в личных ин­тересах, ради комфортного общения — что еще может быть на таком «визуаль­ном» уровне? Словом, внешность обман­чива, ничего эволюционно-значимого она не отражает и не выражает. Однако мы видели, что брачная се­лективность