Ломоносовский период как особый этап в области научно-педагогического знания в России — страница 6

  • Просмотров 2951
  • Скачиваний 202
  • Размер файла 42
    Кб

«третьего сословия». Среди авторов обширной литературы реформ был Ф. Салтыков, родственник царя, сын тобольского воеводы, руководивший по заданию Петра постройкой кораб­лей. К. Зотов, деятель адмиралтейства, разрабатывал проекты усовершенствования государственного правления. А. Курбатов, из крепостных Шереметева, предложил удачный финансовый проект и занял пост обер-инспектора ратуши, ведающей городскими финансами.

Алексашка Меньшиков – малограмотный человек и, фактически, правая рука Петра. Социальные преобразования открывали возмож­ности для развития в стране идей Нового време­ни. Петра I интересовала прежде всего наука, так как он твердо верил в то, что экономическое и военное могущество государства находится в не­разрывной связи с развитием научного знания. Для создания регулярной армии и флота, строи­тельства заводов, мануфактур

требовалось «посо­бие математических орудий и физических експериментов» [16, c.23]. Наука входила в мировоззренче­скую систему, ориентированную на природу и по­стигающий ее человеческий разум. С наступлением XVIII в. проблемы «натуры», естества и его ис­следования заняли прочные позиции в русской культуре. Приобретало привлекательность позна­ние не бога или духовного мира человека, а при­роды; знания основывались не на Священном

пи­сании, свидетельстве соборов, преданий, а добыва­лись с помощью средств науки; ценились пред­ставления, полученные не путем прозрений, ускользающе зыбких видений, а очевидным и ясным образом. Привилегированное положение приобрел чело­веческий разум. В исторических сочинениях, худо­жественных произведениях придавалось особен­ное значение благотворному воздействию разума, все беды рода человеческого объяснялись его

по­мрачением или невежеством. Апология разума бы­ла естественна, так как человек, освобождаясь от руководства со стороны божественного провиде­ния, предоставленный самому себе, обязан был отличать истинное, должное, ценное. Не постули­руя у всех людей способности к разумным решениям, не подчеркивая значения разума, нельзя бы­ло добиваться полной самостоятельности человека, свободно развивающего свою деловую активность без

патронажа сверхъестественных сил и церкви, играющей роль посредника между ними и челове­ком. Возникло умонастроение, являющееся «духом XVIII века» [20, c.3], направленное на «борьбу с феодаль­ной и поповской силой средневековья» [20, c.4]. Крупные изменения, происходившие в России, в полной мере ощущались и на родине Ломоносова, близ Архангельска, который со второй половины XVI в. до основания Петербурга служил основны­ми морскими