Ломоносов - философ и поэт — страница 3

  • Просмотров 4450
  • Скачиваний 300
  • Размер файла 19
    Кб

индивидуальности, который и в парике оставался помором, потомком вольных новгородцев, чтобы дать просвещённому вельможе отповедь, полную внутреннего благородства, силы и одновременно гражданской боли. Нынче, в начале 21 века, было бы наивно упрекать читателей в прохладном отношении к Ломоносовской поэзии, если в том же 1825 году тот же Пушкин писал: “…странно жаловаться, что светские люди не читают Ломоносова, и требовать, чтобы

человек, умерший 70 лет тому назад, оставался и ныне любимцем публики. Как будто нужны для славы великого Ломоносова мелочные почести модного писателя”. Кто же спорит: после Пушкина читать Ломоносова трудно. Между прочим, гораздо труднее, чем ломоносовских современников Вольтера и Гёте или других зарубежных поэтов ещё более отдалённого времени, с которыми современный писатель может познакомиться в современных добротных

переводах. Несмотря на то, что мы сейчас смотрим на Ломоносова как на учёного по преимуществу, душа-то ломоносовская, всё по тому же пушкинскому слову, была исполнена страстей. Для такой души обращение к поэзии было совершенно естественно, то есть и неизбежным и благотворным одновременно. Биография Родина Михаила Васильевича Ломоносова – северная поморская Русь, деревня Денисовка на берегу Белого моря, близ г. Холмогор. М.В.

Ломоносов родился 19 ноября 1711 года в среде сильных, «видавших виды», сметливых людей, хорошо знавших природу в её полярных проявлениях и часто общавшихся с путешественниками-иностранцами. Отец М.В. Ломоносова – помор Василий Дорофеевич, владелец нескольких судов, ходивший на них за рыбой в Белое море и в Ледовитый океан. Мать – Елена Ивановна Сивкова – дочь дьякона из тамошних мест. С ранних лет Михаил помогал отцу в его трудном

и опасном деле. Рано научившись читать, любознательный и вдумчивый мальчик очень быстро перечитал все книги, какие только он мог достать в деревне. Собственными силами он достиг предельного для того времени образования в родных местах. В 14 лет он дошёл до границ книжной премудрости, до русской физико-математической энциклопедии того времени - “Арифметики” Магницкого – и славянской грамматики Смотритского. Но чего только не

вынес он, чтобы иметь возможность читать и учиться! “Имеючи отца, хотя по натуре доброго человека, однако, в крайнем невежестве воспитанного, - писал позже М.В. Ломоносов, - и злую и завистливую мачеху, которая всячески старалась произвести гнев в отце моём, представляя, что я всегда сижу по-пустому за книгами: для того многократно я принуждён был читать и учиться, чему возможно было, в уединённых и пустых местах, и терпеть стужу и