Лирика Маяковского — страница 13

  • Просмотров 6618
  • Скачиваний 316
  • Размер файла 23
    Кб

там же отдыхает - 27 - Полонская. "Тогда, пожалуй, у меня был самый сильный период любви и влюбленности в него, - вспоминает В.В.Полонская.- Помню, тогда мне было очень больно, что он не думает о дальнейшей форме наших отношений. Если бы тогда он предложил бы мне быть с ним совсем - я была бы счастлива." Однако Маяковским в это время владело другое чувство. он с нетерпением ждал осени, поездки в Париж. Когда "парижская надежда"

рухнула, отношения между Маяковским и Полонской стали крайне нервозными. Маяковский мрачнел, он старался не впутывать ее в разговоры о сових неприятностях. Встречи их уже не приносили радости ни тому, ни другому. ДЕликатность и предупредительность стали чередоваться со сценами евности; перемены настроения стали резки и неожиданны. Из воспоминаний В.В.Полонской: "Я не помню Маяковского ровным, спокойным; или он был

искрящийся, шумный, веселый, или мрачный, молчаливый." Маяковский с каждым днем делался все раздражительнее, требовал частых свиданий, и, в конце концов, даже настаивал, чтобы Полонская бросила Театр. А она была увлечена театром, да еще к тому же, как раз в это время, впервые получила большую роль в инсценеровке романа В.Кина "По ту сторону", что для молодой актрисы явилось целым событием. Из ссоры и разногласия участились, и

не только по причине - 28 - нерешительности Полонской круто переменить жизнь, т.е. азвестить с Яншиным, но и из-за нетерпения и нервозности Маяковского. Встречаться пиходилось на людях, скрывать близость было уже почти невозможно, а Владимир Валдимирович был несдержан. "Часто он не мог владеть собой при постоонних, уводил меня объясняться. Если происходила какая-нибудь ссора, он должен был выяснить все немедленно. Был мрачен,

молчалив, нетерпим," - вспоминает В.В.Полонская. Резкое объяснение произошло 11 апреля 1930 года. Казалось - конец. однакоо 12 апреля Владимир Маяковский позвонил в театр, разыскал Полонскую, просил встретиться. Позднее, Вероника Витольдовна вспоминала: "Тринадцатого апреля днем мы виделись. Он позвонил в обеденное время и предложил ехать на бега. Я сказала, что поеду на бега с Яншиным и мхатовцами, потому что мы уже сговорились

ехать, а его прошу, как мы условились, не видеть меня и не приезжать. он спросил, что я буду делать вечером. Ясказала, что меня звали к Катаеву, но что я не поеду к нему, а что буду делать, не знаю еще. Вечером я все же поехала к Катаеву с Яншиным, Владимир Владимирович оказался там. Он был очень мрачный и пьяный. При виде меня она сказал: - Я был уверен, что вы здесь будете!" У Катаева собралось человек десять. Сидели в темноте, пили чай с