Культурологические представления П. А. Кропоткина — страница 7

  • Просмотров 2689
  • Скачиваний 191
  • Размер файла 30
    Кб

перевоспитания человека в лучшую сторону, но сам тип, так сказать, тюремного хозяйства со всей его негигиеничностью и прочими отрицательными чертами, менее всего способен развить в человеке что-то положительное. Вообще, познакомившись с позицией Петра Алексеевича, мне многое стало понятно, логические заключения и выводы приходили в голову один за другим, и, таким образом, формировалась собственная позиция. Ещё служа в Сибири,

Кропоткин видел, какими безднами мерзости и очагами физического и нравственного развращения являются старые, грязные переполненные арестантами остроги. Тогда, двадцатилетнему юноше, ему казалось, что эти учреждения могут быть значительно улучшены, если камеры не будут переполнены, если арестантов разделят на категории и дадут им здоровую работу. Но он отказался от этих иллюзий, так как смог убедиться, что самые

«реформированные» тюрьмы – всё равно, будут ли они одиночные или нет, - в отношении к арестантам и относительно пользы для общества так же плохи, как и старые остроги. Что они не исправляют заключённых, а имеют в громадном большинстве случаев самое пагубное влияние, так как вор и плут, проведший несколько лет в тюрьме, выходит оттуда ещё более готовым приняться за старую профессию. Он теперь лучше подготовлен: он изучил все тайны

ремесла и более озлоблен против общества. Ещё несколько показательных слов о Клэрво: «…если наказание за непослушание очень жестоко, зато нет сечения, которое практикуется ещё в английских тюрьмах. Такое наказание было абсолютно невозможно во Франции. В общем можно сказать, что Клэрво – лучшая тюрьма в Европе. А между тем результаты, получаемые здесь, так же плохи, как во всякой другой тюрьме старого типа. «Все твердят теперь,

что заключённые исправляются в наших тюрьмах, - говорил мне один из членов тюремной администрации.- Всё это вздор. Я ни за что не позволю себе поддерживать подобную ложь». И ещё о старых арестантах: « Старые арестанты представляли самое печальное зрелище. Для многих из них тюремный опыт начался в детстве или с ранней юности; другие попали в тюрьму в зрелом возрасте, но… «Раз попал в тюрьму, значит, тюрьма на всю жизнь». Такова

поговорка, сложенная на основании опыта. И теперь, перевалив за шестьдесят, старики знали, что им предстоит окончить жизнь в заключении. Как бы для того, чтобы ускорить их смерть, тюремное начальство отправляло их в мастерские, где изготовлялись из разного шерстяного отброса войлочные чулки. Пыль, стоящая в мастерских, быстро зарождала в них чахотку, которая и уносила их». Много ещё всяких ужасных вещей описывается Кропоткиным и