Культурологические и семиотические исследования Ролана Барта — страница 4

  • Просмотров 3466
  • Скачиваний 434
  • Размер файла 19
    Кб

выстраивается вторичная семиологическая система. Мифологический смысл этого изображения заключается в том, что Франция - это великая Империя, и все ее сыны, независимо от цвета кожи, верно служат под ее знаменами. В обоих примерах можно выделить означаемое, которое в качестве элемента первичной семиологической системы, то есть языка, Барт называет смыслом, и его же в качестве элемента вторичной системы, то есть мифа, называет

формой. Означиваемое он во всех случаях называет концептом. Третий элемент первичной семиологической системы Р.Барт называет знаком, а вторичной, чтобы избежать терминологической путаницы называет по-другому, т.е. значением. Предложенное Р.Бартом понимание мифа выражает ту же идею, что и у Лосева, и у Элиаде, а именно - воплощение в частном более общего смысла. Элиаде говорит о воплощении в действительности мифологического

архетипа, в соответствии с которым эта действительность осмысляется. Лосев говорит о воплощении в вещи более общего смысла, изменяющего сами свойства вещи. Барт же рассматривает единство означающей что-либо вещи и означаемого ей как некий знак, который сам становиться означающим для нового мифологического смысла. Иными словами, модель Барта можно использовать не только для семиотического анализа мифа вообще, но и для

семиотического анализа концепций мифа Лосева и Элиаде в частности. Используя данную семиотическую модель мифа, Р.Барт переходит к его анализу и обнаруживает те же характерные черты, которые в рамках других подходов были выделены А.Лосевым и М.Элиаде. Основополагающей существенной чертой мифа Лосев считал конкретно-чувственное выражение мифологического содержания: "Для мифического сознания все явлено и чувственно

ощутимо"[4]. Подобно этому и Р.Барт подчеркивает, что означающее мифа имеет чувственную реальность, в отличие от означающего языка, которое имеет сугубо психическую природу: "означающее мифа содержательно: именование животного львом, приветствие африканского солдата - все это достаточно вероятные события, которые легко себе представить"[5]. Однако обозначающее мифа двулико. Оно не только представляется как смысл,

заполненный чувственной реальностью, но и как форма, которая в то же время пуста. Иными словами, когда смысл становится формой по отношению к мифу, он утрачивает свою конкретность, опустошается и обедняется. Ролан Барт пишет: "Становясь формой, смысл лишается своей случайной конкретности, он опустошается, обедняется, история выветривается из него и остается одна лишь буква. Происходит парадоксальная перестановка операций