Культура Древнего Китая — страница 5

  • Просмотров 9738
  • Скачиваний 755
  • Размер файла 33
    Кб

опирающиеся на него. Уже в древних памятниках письменности: «Шу цзине» («Каноне писаний»), «Ши цзине» («Каноне стихов»), сложившихся в первой половине 1 тыс. д. э. содержалась философская терминология и значительная часть ее проблематики. Первым философом Китая и по значимости учения, и по исторической достоверности был Конфуций (551 – 479 гг. до н.э.). По сложившийся традиции другого крупного китайского философа – Лао-Цзы, основателя

даосизма, считают старшим современником Конфуция. Однако, это спорно, так как первые подлинно даосские тексты написаны позже конфуцианских. Само Конфуцианство во II в д.э, уже обладая превалирующим влиянием на духовную жизнь Китая, добилось официального статуса господствующей идеологии. Отношение к конфуцианству было гранью определяющей той или иной философской школы в истории всекитайской философии. Последнее можно отнести

к одной из специфических черт развития китайской философии. Прежде, нежели указать и на другие, следует отметить одну из ее основополагающих – это иероглифический характер китайской культуры в целом, в отличие от алфавитной культуры греческого типа. Здесь истоки тотального натурализма, определяющего специфику китайской классической философии, и своеобразие эквивалента европейской науки логики – китайской нумерологии.

Последняя согласно определению известного российского синолога А. Кобзева, есть форматизированная, теоретическая система, элементами которой являются математические или математико-образные объекты, связанные, однако между собой главным образом не по законам математики, а как-то иначе – символически, ассоциативно, фактуально, эстетически, мнемонически, суггестивно и т.д.». Классифицирование, составление таблиц, разложение

по группам без обязательной логической обоснованности – для китайской классической философии это знак достаточной познавательной оформленности. Получаются устойчивые числовые комплексы феноменов окружающего мира («пять свойств», «семь занятий», «два очищения» и т.д.), которые пронизывают текстовую ткань китайской мысли и представляют собой ее отличительную черту. Встречающаяся в текстах практика вводит в состав таких

комплексов феноменов макрокосмоса социальные понятия, что указывает на невыделенность человеческого плана из общекосмического в сфере древнекитайского теоретического мышления. С другой стороны, в «чисто» социальных моделях управления, созданных, по преданию, мифическими культурными героями Китая, в ряд равнозначных объектов поставлены и народ, и природа, и божества. Таким образом, соблюдается некая коррелятивная