Крепостное крестьянство в романе Пушкина "Евгений Онегин" — страница 5

  • Просмотров 3302
  • Скачиваний 112
  • Размер файла 16
    Кб

барышней) неприлично, и няня обрывает разговор «и, полно, Таня!». В своём романе Пушкин изобразил также мировосприятие крестьян, их моральные устои. Няня Татьяны с крестьянской непосредственностью рассказывает историю своего замужества: Мой Ваня был меня моложе, мой свет, А было мне тринадцать лет. Недели две ходила сваха К моей родне, и наконец Благословил меня отец. Я горько плакала со страха, Мне с плачем косу расплели Да с

пеньем в церковь повели. Из экономического календаря 1780 года: «законное положение для крестьян весьма порядочно сделано – женщине тринадцать лет, а мужчине пятнадцать к бракосочетанию положено; чрез что по молодым своим летам, ввыкнув, во-первых, друг к другу, а во-вторых, к своим родителям, будут иметь прямою любовь со страхом и послушанием». Для понимания этических оттенков разговора Татьяны с няней необходимо учитывать

принципиальное различие в структуре крестьянской и дворянской женской морали той поры. В дворянском быту «падение» девушки до свадьбы равносильно гибели. Крестьянская этика позволяла относительную свободу поведения девушки до свадьбы, но измену замужней женщины рассматривала как огромный грех. Упоминание того, что «Ваня моложе был» своей невесты указывает на одно из злоупотреблений крепостничества. Душа народа живёт в

песне, которую поют крепостные девушки. Она представляет второй после письма Татьяны «человеческий документ», вмонтированный в роман. Песня также говорит о любви (в первом варианте трагической, однако в дальнейшем для большого контраста Пушкин заменил его сюжетом счастливой любви), но вносит при этом совершенно новую, фольклорную точку зрения, что являлось антитезой не только письму Татьяны, но и словам няни («Мы не слыхали про

любовь»). В первоначальном замысле Пушкин полагал дать такой текст песни: Вышла Дуня на дорогу, Помолившись богу – Дуня плачет, завывает, Друга провожает, Друг поехал на чужбину Дальнюю сторонку Ох уж эта мне чужбина Горькая кручина! На чужбине молодцы, Красные девицы, Осталась я молодая Горькою вдовицей Вспомяни меня младую Аль я приревную, Вспомяни меня заочно Хоть и не нарочно. Оба текста «песни девушек» являются творчеством

Пушкина, хотя и навеяны они фольклорными впечатлениями Михайловского. Однако для автора существенно уверить в их подлинности. Сменив первый вариант «Песни девушек» вторым, Пушкин отдал предпочтение образцу свадебной лирики, что тесно связано со смыслом фольклорной символики в последующих главах. «Песня девушек» ориентирована на известные ему свадебные песни с символикой жениха – «вишенья» и невесты – «ягоды»: Из саду в сад