Краткая история зоологии в России — страница 2

  • Просмотров 266
  • Скачиваний 15
  • Размер файла 21
    Кб

анатомо-эмбриологического направления, русской антропологии и прикладной ихтиологии, то Ф. Брандт , основатель Зоологического музея Академии Наук, является продолжателем Палласа в деле изучения русской фауны и родоначальником русской фаунистики и систематики. Проследим, таким образом, ту преемственную связь, которая существует между родоначальниками русской зоологии и ее современными представителями. Вскоре мы видим в

наших университетах уже не профессоров "натуральной истории", преподававших зоологию в числе прочих наук, а настоящих зоологов-специалистов. В Петербурге - Куторга , давший несколько самостоятельных зоологических и палеонтологических исследований, в Москве - Варнек и Рулье , обладавший умом, склонным к биологическим обобщениям, в Казани Н. Вагнер , открывший замечательное явление девственного размножения личинок одного

двукрылого, получившее надлежащее истолкование от Бэра, и там же - Овсянников , давший ряд эмбриологических и гистологических работ. Интересно, что все эти лица вовсе не являются учениками Бэра, а получают свое зоологическое образование или в Дерпте, или за границей, так что Бэр является без непосредственных преемников. Но начатое им дело продолжалось. И действительно, скоро русская зоология, благодаря трудам А. Ковалевского ,

Мечникова , а также Заленского и Бобрецкого , ученика Ковалевского, заняла видное место в науке и при том получила определенную физиономию: характерным направлением для русской зоологии является - эмбриологическое. Русские эмбриологи, главным образом Ковалевский и Мечников, являются едва ли не главными деятелями в вопросе об установлении единства эмбриологических пластов, а следовательно и единства организации у всех

животных. Если Бэру удалось свести разнообразные формы развития к определенным типам, то позднейшим эмбриологам удалось свести эти типы к одному общему постепенно осложняющемуся плану. В позднейшее время новейшее физиологическое направление опять-таки многим обязано Мечникову и Ковалевскому. Учениками Овсянникова являются Великий , открывший многочисленность лимфатических сердец у амфибий, Гримм , Усов и отчасти Мейер .

Впрочем, выражение "ученик" по отношению к русским ученым по большей части вовсе не имеет того значения, как по отношению к германским. Русские ученые по большей части получали окончательное зоологическое образование за границей, причем весьма важную в этом отношении роль играла лаборатория Лейкарта в Гиссене, а затем в Лейпциге. Учитель лишь направлял первые шаги того лица, которого он сумел заинтересовать. Вообще