Космическая педагогика К. Вентцеля

  • Просмотров 2561
  • Скачиваний 363
  • Размер файла 20
    Кб

КОСМИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА КОНСТАНТИНА ВЕНТЦЕЛЯ Творчество К. Н. Вентцеля (1857-1947) явило собой уникальный пример синтеза двух великих идей, получивших распространение а мировой и отечественной культуре в конце XIX — начале XX веков, и вновь с новой силой возродившихся в последние десятилетия. Выдающийся мыслитель и педагог, наследие которого несомненно еще будет по достоинству оценено потомками, Вентцель был одним из наиболее

ярких и талантливых теоретиков свободного воспитания Двигаясь от личности ребенка, от требования создать максимально благоприятные условия для его свободного творческого индивидуального развития, Вентцель пришел к идее космического воспитания. Он понимал личность как неотъем­лемую часть всеобъемлющего целостного Космоса, исходил из нерас­торжимости и органического единства Человека, Человечества и Вселенной. Вентцель

стал в один ряд с теми русскими мыслителями — В. И. Вернадским, В. В. Докучаевым, Н. Ф. Федоровым, К. Э. Циолковским, А. А. Чижевским, — в концепциях которых человек рассматривался как существо, неотделимое от Природы, активно и непосредственно участвующее в жизни Космоса. Первый шаг к разработке идей космической педагогики Вентцель сделал в конце 10-х — начале 20-х годов, что нашло свое отражение в его главном, к сожалению, до сих пор не

опубликованном труде «Религия Творческой Жизни» (1923 г.). Не понимая и не принимая насилия одних личностей над другими, Вентцель пришел к выводу о необходимости создания новой религии, которую он называл Рели­гией Живого Творческого Развивающегося Бога — Единой Целостной Жизни и Вселенной. Трактуя новую философию религии как творчес­кое жизнепонимание, жизнечувствование и жизнеустремление духов­но освобожденного человека,

которое допускает бесконечное разно­образие индивидуальных форм своего выражения, он подчеркивал, что это религия отрицает какой бы то ни был догматизм. По замыслу Вентцеля, она должна была строиться на цельном, едином, гармони­ческом сознании свободной творческой личности, расширяющемся во все стороны, достигающем наибольшего своего выражения и глубины. Эта религия не требовала установления какой-либо церкви как особой